Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Экспертиза / Царство небесное (Kingdom of Heaven), 2005
Автор: Вероника КломасДата: 28.11.2011 18:18
Разместил: Олег Варнавский
Комментарии: (0)

ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ

ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ (KINGDOM OF HEAVEN)
Жанр:
историко-эпическая драма
2005, США-Испания, 145 мин.
Режиссер: Ридли Скотт
В ролях: Орландо Блум, Ева Грин, Мартон Чокаш, Дэвид Тьюлис, Гасан Масуд, Лиам Нисон, Джереми Айронс, Эдвард Нортон, Брендан Глисон

Трагедия сегодняшнего мира заключается в том, что сейчас, спустя 900 лет после того, как закончились крестовые походы, мы и мусульмане все еще очень плохо понимаем друг друга.
Ридли Скотт


Если вы ревностный любитель истории и не можете без слёз смотреть на варварства, которыми грешат все голливудские исторические блокбастеры, то смотреть «Царство небесное» не лучшая затея. Но если за ширмой декораций и намеренно исторически неточным повествованием (и если не заглядитесь на великолепную Еву Грин) вы способны увидеть общечеловеческую истину и неизменные ценности, то фильм однозначно стоит потраченных часов: ведь художественное кино всегда остаётся отчасти притчей, отчасти вымыслом. Ещё Стэнли Кубрик в «Спартаке» сознательно драматизировал судьбу главного персонажа – сделал Спартака рабом от рождения – пренебрегая историей ради героической правды, которой не касаются воды Стикса. Гениями давно доказано, что художественный метод превыше всего.

Уильям Монахэн, давно интересовавшийся Средневековьем, решил написать сценарий фильма о рыцарях, перенести на экран который предложил главному мастеру по историко-эпическим блокбастерам – Ридли Скотту. Встретившись, оба пришли к заключению, что кино о рыцарях должно происходить в самый «рыцарский» период истории – во времена Крестовых походов. «Представление о рыцаре в доспехах – романтическая мечта каждого ребёнка. Работая в сфере кино, я часто размышлял о героях; первым в моём списке стоял рыцарь, 18 лет назад я выработал некий образ, который назвал «рыцарь», но он нигде не использовался и существовал только в моей голове», - говорил Скотт, приступая к работе над фильмом. Так сценарист и режиссёр нашли друг друга и тему для нового грандиозного проекта. Когда речь идёт о масштабных съёмках лучшего режиссёра, чем Ридли, не найти.

Монахэн написал фантастически много страниц текста, который в итоге стал лишь схематичным планом будущего фильма, снимавшегося полтора года в Испании и Марокко; всё время на съёмочной площадке визуалист Скотт не выпускал из рук карандаш и рисовал, рисовал, рисовал… Будь то диалоги, а уж тем более батальные сцены, - всё фиксировалось на бумаге, режиссёр кадрировал каждый момент сцены, которую предстояло снимать. Финальный эпизод осады крепости – заслуга одного Скотта, перед которым преклонялась, кажется, вся съёмочная группа, и было за что. Сам мэтр объяснил это просто: «Я думал, почему фильмы отличаются друг от друга, и понял – всё дело в деталях!» Ну и добавив коронное замечание любого художника: «Что я больше всего люблю и умею – это создавать новые миры», а мы любим в них жить. Примечательно, что вся труппа хором возносила Скотта, как самого спокойного и терпеливого режиссёра, с кем им приходилось работать, он никогда не повышал голос и не выказывал своего напряжения – феноменальные человеческие качества в столь нервной профессии, где считается каждая минута и каждый доллар.

На создание картины было потрачено невообразимое количество средств, как материальных, так и душевных. Адаптированная из-под палки продюсеров для массовой аудитории версия фильма, шедшая в прокате, сосредоточенна на эффектных сценах битв и центральной истории Балиана д’Ибелена (Орландо Блум); не раскрыты, к примеру, судьба сына Сибиллы (Ева Грин), что является одной из сильнейших сценарных линий, поэтому настоятельно рекомендуется к просмотру режиссёрская версия. Она длится чуть больше трёх часов, зато лента из исторического эпика чудесным образом превращается в колоссальную драму. В центре противостояния Запада и Востока, христианства и мусульманства, жизнь бастарда Балиана, французского кузнеца, чей отец на смертном одре посвящает сына в рыцари, и Балиан становится во главе крестоносцев в осаждённом Иерусалиме. Противниками христиан являются арабский султан Салах ад-Дин (известный так же как Саладин) со своим войском, решившие пойти на штурм Иерусалима. Выстроенных и проработанных сюжетных линий достаточно, чтобы уделить каждой из них немного внимания и нам.

Орландо Блум в «Царстве небесном» играет главную роль (что случается не часто), опять играет кузнеца (как в «пиратской» трилогии) и опять много геройствует. «Я осуществил мечту каждого мальчика – сыграть рыцаря», - радовался актёр, а заодно и поработал с Ридли Скоттом, осуществив мечту едва ли меньшую. Его персонаж, Балиан, отправляется из Франции в Святой город, чтобы облегчить участь в аду жены, покончившей самоубийством, ему дана надежда на искупление своих грехов и возможность найти ответы в месте, где был распят Христос. Он занимается богоискательством на протяжении всех трёх часов фильма: потрясающие по глубине противостояние Балиана с султаном Салах ад-Дином и беседы с королём Иерусалима Балдуином IV являются сильнейшими сторонами фильма, отнюдь не (анти)религиозного, а рассказывающего о вере в душе человека вне зависимости от его религиозной идентичности.

И хотя в действительности Балиан во время осады Иерусалима был пожилым мужчиной, «омоложение» героя не носит вопиюще-ненужный характер: контраст юного Балиана, одновременно отважного рыцаря, готового сложить кости за веру, и рассудительного человека, стремящегося к сохранению межкультурного мира, и мудрого Салах ад-Дина, благодаря которому держалось перемирие между христианами и мусульманами, добавляет в художественный замысел воспитательные ноты. Уже сдавая крепость на милость врагам, Балиан спросит Салах ад-Дина: «Что Иерусалим для тебя?», и получит ответ на причину борьбы и отступления обеих сторон, на какой бы позиции они не находились; султан ответит: «Ничто. И весь мир». Салах ад-Дин в великолепном исполнении сирийского актёра Гасана Масуда – культовая фигура мусульманского мира, он сделал больше других для сохранения мира, требуя от людей «царства небесного, царства совести».

Не слишком много экранного времени досталось Лиаму Нисону, исполняющему роль отца Балиана, однако актёр подошёл к делу основательно: «Я прочёл книгу «Путеводитель по крестовым походам для полных идиотов». Такая книга действительно существует, и она очень информативна». И это не шутка. А роль отца – ответственное задание, потому что отец – всегда пример. Дэвид Тьюлис, играющий госпитальера, тоже обзавёлся своей невероятной историей: актёр жил недалеко от Музея ордена Госпитальеров, после нескольких паломничеств туда Тьюлис выяснил, что живёт в квартире дома, находящегося на месте старого кладбища Госпитальеров. Кроме заманчивой перспективы поработать с Ридли Скоттом, Тьюлис заинтересовался своим персонажем ещё и потому, что разделял с ним взгляды на религию. Глядя на современный мир и правда хочется в один голос с госпитальером с сожалением сказать, что «христиане часто поступают так, как не поступил бы Христос». Им дано всего 10 заповедей, одна из которых «не убий», как же можно устраивать кровавую резню во имя Бога?

Лейтмотивом через каждый кадр фильма проходит мысль, что вера и святость – в голове и сердце человека, в его поступках. Как много людей не верят в Бога по одной-единственной причине: они ненавидят Церковь, порождающую недоверие и к религии. Одним из представителей такой псевдоверы, фанатичный приверженец войны, которая в итоге и развязалась не без его помощи, был Рено де Шатильон (Брендан Глисон); абсолютно отрицательный персонаж в картине, основной спонсор всех бедствий и просто скользкий тип. Дабы оценить весь размах отвращения, вызываемого Райнальдом, расскажем любопытный исторический факт: в 1161 году он попал в мусульманский плен, из которого благородных людей обычно почти сразу выкупала семья, а Рено просидел в плену ни много ни мало 15 лет.

Следующим в аттракционе пренеприятных личностей будет Ги де Лузиньян (Мартон Чокаш), дерзкий и беспринципный правитель, жаждущий власти и не чурающийся самых жестоких форм её достижения. К тому же и семейный деспот, повышающий голос на очаровательную жену Сибиллу. Ева Грин больше всех волновавшаяся, т.к. ей предстояло играть в одном кино с любимыми актёрами, усердно подготовилась к роли: изучила искусство прерафаэлитов, чтобы понять, как должна выглядеть королева, и прочла несколько книг о Крестовых походах для общего развития. Сочетая женственность, природную красоту с жёсткостью королевы, своим дерзким взглядом Ева Грин воплотила на экране истинное величие правительницы Святой Земли. И страдания матери, готовой пойти в ад вместо сына, но делающей непростой выбор на этом пути по долине смерти.

Тиберия (под этим именем обозначен Раймунд III, граф Триполи, князь Галилейский и Тиверийский) Скотт и Монахэн решили сделать прагматиком, который бы давал советы не столь опытному Балиану. Джереми Айронс, прочтя сценарий, отыскал для своей кандидатуры трёх героев, а Ридли Скотт лишь двоих; когда режиссёр, с сожалением, заметил, что возможные персонажи уже отданы другим актёрам, Айронс преподнёс ему свою версию и, к нашему счастью, оказался в фильме. Ну а в его таланте уже давно не приходится сомневаться.

Эдвард Нортон (Балдуин IV Иерусалимский) попросил убрать своё имя из финальных титров, потому что его персонаж носит маску. Он играет роль прокажённого короля Святой Земли, который философски замечает: «Я мечтал жить вечно, но знаю, что не дотяну и до тридцати» (он умер в 24 года). Нет никаких документальных источников, где бы упоминалась маска на лице короля, и здесь мы можем оценить всю гениальность художественного замысла режиссёра. Поражённый проказой Балдуин скрывается от людей под маской, углубляясь внутрь себя, медленно разлагаясь и принимая смерть с достоинством. Потрясающая метафора. Пока за стенами его замка равновесие между мусульманским и христианским миром становится всё более шатким, он переживает свою смерть снова и снова. Болезнь делает человека мудрее.

Когда Балиан приходит в покои короля, они садятся играть в шахматы (игру, где король в конце умирает!), и Балдуин Прокажённый высказывает верную мысль: «Весь мир в шахматах. Любой ход может стать для тебя последним; ходи, куда хочешь, но помни, с чего начал. Конец может быть очень близок». Но как сложно осознать человеку, что все его усилия тщетны, а конечная остановка всего одна. Напоследок, король делится открывшейся ему истиной с Балианом, неокрепшим в своих политических принципах: «Кто бы ни был государем, владыкой ты один в ответе за свою душу. И как бы ты ни играл, кто бы тобой ни играл, твоя душа в твоих руках. Даже если над тобой стояли короли, ты исполнял их волю, когда тебя призовёт Господь, ты не сможешь сказать, что слепо исполнял приказ, не задумываясь о последствиях, о чести и доблести». Ответственность перед самим собой – первейшая из всех.

Фильм вышел как раз в то нестабильное время, когда США далеко не мирными методами навязывало свою облелеянную демократию в Ираке и Афганистане. Поэтому фильм был холодно принят критиками в Соединённых Штатах, а зрители не рвались в кинотеатры. Финал картины, мрачно рисует бесплодность христианской борьбы, уповающей воцарить «царство небесное» на бренной земле. Цикличность судьбы главного героя лишний раз показывает, что в действительности не происходит никакого движения: мир стабильно стоит по колено в крови. Непонимание культурное и религиозное между христианскими странами и мусульманским миром не сдвинулось ни на шаг к взаимному доверию и уважению. Пропасть не только в сознании и сакральных обрядах, но и в профанической действительности кажется непреодолимой, потому что никто первым не берётся принести отправную доску для строительства моста. За показной терпимостью к иной вере часто скрывается обыкновенная выгода, как отмечено в фильме, на вопрос «а молиться им можно?» существует один верный ответ: «Только если платят налоги!», а при малейшей опасности «нужно принять ислам и покаяться» (и это говорит христианский пастор!). Даже страшно, как напоминает это наш современный мир. «Если после просмотра этого фильма люди осознают необходимость диалога культур, то наша цель будет достигнута», - надеется Орландо Блум. Что ж, приятно знать, что в мире искусство ещё остались оптимисты.

Это может показаться удивительным, но «Царство небесное» стоит не столько смотреть, сколько слушать. Внимательно слушать диалоги. Кино, укороченное почти на час, дабы не вызвать у зрителя в кинотеатре, как говорил Скотт, «синдром отсиженной задницы», всё-таки обязательно к просмотру в режиссёрской версии. Удачно замаскированная под историко-приключенческий блокбастер философская притча, в которой вымысел и задумка автора грандиознее любого исторического события и любых спецэффектов (которые, кстати, выполнены до педантичности реалистично). «Оригинальные версии» большинства персонажей в реальности были куда более жестокими и беспощадными, чем показаны в фильме, но тем ценнее увидеть то, как могло бы стремление к миру и справедливости возвеличить воюющего человека. В фильме любитель деталей Ридли Скотт несколько раз символично показывает стену, на которой изображён ряд танцующих скелетов, а рядом написано – «однажды ты станешь таким, как мы». И, кажется, это единственное, о чём стоит помнить всегда.

Вероника Кломас
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 27 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2019. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio