Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Ретро / Свадьба (1944)
Автор: Натали СиамскаяДата: 21.08.2010 14:43
Разместил: Егор Пичугов
Комментарии: (0)
ЖЕНИТЬБА ШАГ СЕРЬЕЗНЫЙ!




СВАДЬБА
Жанр: комедия, водевиль
1944, СССР, 64 мин.
Режиссер: Исидор Анненский
В ролях: Эраст Гарин, Зоя Федорова, Фаина Раневская, Алексей Грибов, Осип Абдулов, Михаил Яншин, Сергей Мартинсон, Вера Марецкая, Михаил Пуговкин, Татьяна Пельтцер

– А рыжики в Греции есть?
- Есть, в Греции все есть.


А в Москве тогда стояла разруха. Шел 1943 год. Линия фронта отодвинулась от столицы на запад. Город постепенно приходил в себя, актеры возвращались из эвакуации, измотанные, злые, изголодавшиеся по работе. Раневская вернулась из Ташкента и почти сразу после приезда была приглашена поучаствовать в постановке Чеховской «Свадьбы», за которую взялся молодой Исидор Анненский. Режиссер, в активе у которого была одна удачная короткометражка «Медведь» по Чехову и пара-тройка давно забытых зрителями лент, собрал на съемочной площадке весь цвет актерской братии. Даже в маленьких эпизодах именитые и заслуженные артисты. А для кого-то, как для Пельтцер и Пуговкина, – это был практически дебют в большом кино.

Съемки проходили в Москве, в Лиховом (до революции Дурном) переулке. Днем в студии трудились документалисты, выпуская регулярные киножурналы военной хроники, а по ночам в павильоне создавалась «Свадьба». Условия для работы были ужасные. Стоял жуткий холод, сквозняки, крыша была худая, с нее постоянно текла вода, и актеры гримировались, сидя под зонтом. А под утро бедные артисты, не снимая сценических костюмов (т. к. не было костюмерной), пешком (т. к. не было машины) расходились по домам.

И, тем не менее, были энтузиазм и жажда работы. Все до одного актеры выкладывались по полной, желая показать все, на что способны. Другое дело, что мало кому из них удалось развернуться в полную мощь своего мастерства – ни один эпизод не был продуман до конца, и очень много находок появилось по ходу в импровизации. Раневская ругалась и критиковала молодого Исидора, который терялся перед ее напором и аргументами. По воспоминаниям Фаины Георгиевны, которая, к слову, всегда отличалась «режиссероненавистничеством» (это ее собственный термин), Анненский не смог сделать двух вещей – передать дух настоящего Чехова, соединив 2 в 1 пьесу «Свадьба» и небольшую сценку «Жених и папенька» и извратив этим всю суть обоих произведений. И второе – режиссер не смог в полной мере раскрыть актерский потенциал своей великолепной труппы, не умея в принципе давать четкие задания и расставлять акценты.

- Фаина Георгиевна, – говорил он мне, – вы пойдете налево, считая тарелки, а как дойдете до графина, это конец кадра, повернете направо.
- А Эраст что? – спрашиваю.
- Эраст Павлович пойдет за вами.
- Что ж, это мы и будем вдвоем болтаться, как говно в проруби? Пусть уж лучше он идет мне навстречу, я хоть тогда двинусь назад, чтобы отвязаться от него, зануды! – предлагаю.
- Можно и так, – соглашается Исидор Маркович, – Можно.
У него все было можно. Грибов с Осипом (Абдуловым) несли немыслимую отсебятину, уцепившись за чеховское «В Греции все есть». Я чуть со стыда не сгорела!


(цитата из книги Г.Скороходова «Разговоры с Раневской»)

И, если смотреть на получившийся фильм с точки зрения великой актрисы, критика Фаины Георгиевны в адрес неопытного режиссера, замахнувшегося на Чехова, кажется вполне оправданной. Но… мы-то смотрим «Свадьбу» как простые зрители и практически не замечаем ляпов и каких-то прорех в сюжете, мы видим, прежде всего, абсолютно уникальные актерские работы, гениально воплощенные образы, искрометный юмор, шикарные фразы, улетевшие в народ афоризмами. Вот на этом всем и хотелось бы остановиться подробнее.

– Я не Спиноза какой-нибудь, чтоб выделывать ногами кренделя.

Эту фразу произносит жених в исполнении Эраста Гарина. И действительно, напыщенный, как павлин, высокопарный и капризный Апломбов Эпаминонд Максимович весь фильм ходит, будто палку проглотив, взирая на всех сверху вниз. Несмотря на природную мягкость Эраста Гарина как человека, его удивительную интеллигентность и скромность, образ Апломбова получился очень точный, едкий, злой, утрированно выпуклый. А финальная сцена безумия в пухе и перьях заслуживает самых восторженных зрительских аплодисментов! Надо видеть эти глаза, чтобы прочувствовать гений актера.

А вот кто выделывает ногами настоящие кренделя, так это молодой, кудрявый и круглолицый Михаил Пуговкин в роли безымянного гостя. Как здесь отплясывает Пуговкин – в принципе невозможно повторить! И вприсядку, и с коленцами, и по кругу с молодецким посвистом… И если бы зритель знал, какой кровью дались актеру эти пляски, никогда бы не поверил в то, что такое вообще возможно. Пуговкин, тогда совсем молоденький, 20-летний, вернулся с фронта, получив серьезное ранение ноги. Он и ходил тогда, опираясь на палочку. Рана плохо затягивалась, тем не менее, актер был счастлив оказаться на съемочной площадке с такими легендами кино и театра, как Раневская, Марецкая, Яншин, Грибов… Он смотрел на великих, открыв рот, впитывая каждую фразу, запоминая каждый жест. И он очень хотел быть не хуже, старался, как мог. Танцевальных эпизодов по ходу фильма довольно много, и снимались они долго и упорно. В книге «Все это было бы смешно...» Михаил Иванович потом напишет: «Вся моя роль заключалась в танцах…» Артист так старался, так зажигательно выбрасывал коленца, что совсем забыл о своем ранении и не вспомнил бы, если бы оператор не остановил съемку, заметив через объектив камеры, что на брюках актера выступила кровь. Рана была растревожена. Медсестра обновила повязку, и танцы начались сначала… «Это бывает только в молодости», – добавляет в тех же мемуарах пожилой Пуговкин, вспоминая бесстрашную и безоглядную юность, с большой долей ностальгии и удивления самому себе…

– Махайте на меня, махайте!


Марецкая была явно в ударе, когда входила в образ Анны Мартыновны Змеюкиной, акушерки и любительницы жесткого флирта. Городской романс в ее исполнении включен во все сборники лучших музыкальных номеров отечественного кинематографа. С каким надрывом и страстью, с какой экспрессией и вздыманием груди она пела: «...Тебя отнимут у меня. Я – не твоя! Я – не твоя!» под аккомпанемент Мартинсона, то махающего на Змеюкину веером, то подыгрывающего ей на гитаре с классическим бантом на грифе. Этот эпизод – просто апофеоз мещанского представления о красоте и вокальном искусстве! Непревзойденная классика жанра.

– Больше всего на свете я люблю статных мужчин, пирог с яблоками и имя Роланд.

Эта фраза как нельзя точно характеризует одну из главных героинь фильма – невесту Дашеньку, сыгранную великолепной Зоей Федоровой. Актрисе в довоенные годы довелось сыграть много однотипных ролей – простая из народа девушка-колхозница, или фабричная работница, нелегким трудом зарабатывающая свое счастье, с улыбкой и оптимизмом смотрящая в светлое коммунистическое будущее. Роли шли, как на конвейере, одна за другой, отличаясь лишь именами – Марусенька, Дусенька, Варенька… «Свадьба» стоит в стороне от этого фабрично-штамповочного конвейера. Здесь Зоя Федорова раскрывает очень яркую комедийную грань своего таланта. Ее невеста – провинциалочка, уверенная в собственной неотразимости. Девица на выданье, глупая миленькая жеманница, губки бантиком, распахнутые, но пустые, как у куклы, глаза, вздернутый носик и общий слегка надутый вид. Обычная ватрушка со сметаной, претендующая на звание французской булочки. Ну разве можно забыть это: «Они хочут свою образованность показать и всегда говорят о непонятном». Блестяще сыграно! И глядя на Дашеньку, такую настоящую, будто сошедшую с картин художников-передвижников, нелепо-забавную в своих ужимках и мимике, совсем не хочется думать о том, как страшно сложится в будущем судьба у актрисы Зои Федоровой, и какую утрату понесет кинематограф с ее трагической гибелью.

– Не тыкай вилкой в омары – это для генерала поставлено.

Говорить о фильме «Свадьба» и ничего не сказать о самой яркой его звезде – Фаине Георгиевне Раневской – было бы преступлением. Актриса в образе матушки невесты неповторима и уморительна. Она рисует свой персонаж яркими жирными мазками, не жалея красок и не скупясь на эмоции. Раневская не боится быть смешной. Более того – она обожает быть смешной. Актриса сама практически с нуля нарисовала свою героиню так, как посчитала нужным, не считаясь с мнением режиссера. «Я напяливала платье, подтягивала кверху нос, надевала парик и шляпку и выходила на съемочную площадку, почти не гримируясь. Все дело тут в манере говорить, слушать, думать. Ходить и жестикулировать – это уже потом. Анненский ничего подсказать мне не мог». Фаина Георгиевна слепила этот образ с тех теток, каких видела в реальности, проводя все детство в провинциальном тихом Таганроге и наблюдая за деталями быта окружающих. В этом ее сила – умение подмечать точные детали и бить в яблочко без промаха.

64 минуты длится фильм. За это время мы получаем такой мощный заряд положительных эмоций, что прибавляем к сроку своей жизни гарантированно несколько лет. Смотрите «Свадьбу». Удивляйтесь, восхищайтесь, смейтесь и не забывайте тех людей, кто в очень трудное время отдавал все свои силы, здоровье и талант, чтобы порадовать зрителей своей эпохи и многих поколений будущих!

Натали Сиамская
Нравится
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 26 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2020. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio