Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Рецензии / Бесславные ублюдки (Inglorious Basterds), 2009
Автор: Reservoir DogsДата: 18.10.2009 08:23
Разместил: Евгений Северин
Комментарии: (2)

РЕЦЕНЗИЯ В ПЯТИ ГЛАВАХ

БЕССЛАВНЫЕ УБЛЮДКИ (INGLOURIOUS BASTERDS)
Жанр: боевик, комедия, военный
2009, Германйя-США, 153 мин.
Режиссер: Квентин Тарантино
В ролях: Брэд Питт, Кристоф Вальц, Мелани Лоран, Элай Рот, Тиль Швайгер, Дайан Крюгер Даниэль Брюль, Майкл Фассбендер

ОЦЕНКА: 3-4-5


ПРОЛОГ


Mr.Pink: Если вы, господа, еще помните, в Каннах отметили не фильм, а актера.

Mr.White: Когда речь заходит о творчестве Тарантино, разница не так велика, я думаю.

Mr.Orange: Мы, кстати, наивно полагали, будто режиссер собирается капиттулировать, а он весь фильм вальцевал.

Mr.White: Точнее и не скажешь.

Mr.Blonde: Лучше вспомните, как это было в день просмотра. Смех сквозь слезы.

ГЛАВА ПЕРВАЯ.
ОДНАЖДЫ В ОКУППИРОВАННОМ ЗРИТЕЛЯМИ КИНОТЕАТРЕ.


Mr.Orange: А зачем фильму сверхзадача?

Mr.Pink: У любого творческого замысла есть сверхзадача, это компонент по умолчанию. Знаком с теорией фундаментальной режиссуры?

Mr.Orange: Какой-какой режиссуры?

Mr.Pink: В общем, без сверхзадачи кино - просто набор картинок. По Станиславскому...

Mr.Blonde: Давайте-ка, вы отложите свой псевдоискусствоведческий дискурс ненадолго. Только-только выходим из кинозала, а я не слышу дельных обсуждений! Фильм был не о сверхзадаче, по-моему. С названием, кстати, все стало ясно в первые двадцать минут, Inglourious Basterds - ровно те же Inglorious Bastards, только с немецким произношением.

Mr.Pink: Ага, если не считать сверхзадачей попытку продемонстрировать всему миру, будто над Второй мировой можно смеяться и переписывать историю так, как вздумается.

Mr.White: А что в этом такого? Главное не что сняли, главное - как.

Mr.Pink: Это взаимосвязанно на самом деле.

Mr. Orange: Немецкое произношение? А как же ссылка на собственные ошибки в названии «Бешеных псов»?

Mr.Blonde: Просто стоит понимать, фильм совсем не про реалии, это кино, в сущности, о кино. Поэтому и атмосфера соответствующая. Про ссылки в названии ничего не знаю, слишком надуманно. А с немецким акцентом очевидно.

Mr.Pink: Да понимаю, я и не ждал точного следования духу и букве истории, но то, что позволил себе хулиган Квентин - это слишком. Это именно что хулиганство, дешевый эпатаж, у которого нет смысла и нет цели кроме собственного существования. Шутка ради шутки. Апачи и тфилин войны практически.

Mr. Orange: Та-да-дам, какая сверхзадача! А почему нельзя позволять себе хулиганство на почве прошлого? Настоящее и будущее - они разве чем-то хуже?

Mr.Pink: А я не говорил, что можно себе подобное позволять в каком-то другом времени. Да и дело вообще не во времени, дело в событиях. Если бы сейчас, вот прямо здесь шла война, и вместо кинотеатра все мы тряслись в окопах, неужели шутки про расстрелы точно так же веселили бы вас?

Mr.White: Субъективность восприятия не определяет дозволенность. Горящий кинотеатр и разорванные тела в нем сняты неимоверно круто, какие могут быть претензии?

Mr.Pink: Морального толка, господа, морального толка претензии.

Mr.Brown: Тарантино, кстати, сначала собирался делать «Гордость нации» про отстрел советских солдат, а не американских. В качестве признания подвига, что ли? Вот было бы испытание национального духа в наших кинотеатрах.

Mr. Orange: Прямо государственный скандал! Ну да ладно, память предков и все такое, я не согласен, но понимаю.

Mr.White: К слову, претензии русского человека к коверканью истории немного необоснованы. Может, для американцев указанный период и был точкой расхождения между концом войны и кровопролитием, но для советского солдата 1944 год - это уже финишная прямая, почти победа. И никакой альтернативы.


ГЛАВА ВТОРАЯ.
БЕССЛАВНЫЕ УБЛЮДКИ.


Mr.White: Что касается актеров - все на своем месте, по-моему.

Mr.Pink: А по-моему, Брэд Питт - дерево. И если продолжать подбор аналогий, то больше всего здесь подходит, пожалуй, пробковый дуб.

Mr.Blonde: Да, проходил весь фильм с одинаковым выражением лица. Ну и Шварценеггер, например, то же самое делал всю свою кинокарьеру. Но критиковать за плохую игру может только тот, кто на экране его не видел. С Питтом похожая ситуация. А еще мне лично Доновиц Элая Рота понравился. Битой орудовал как надо.

Mr.Pink: Хочешь сказать, у Питта фактура сопоставима со шварценеггеровской?

Mr.White: Возвращаясь к теме разговора. Аугуста Диля помните?

Mr.Blonde: Фактура Питта позволяет ему ни хрена не делать в кадре, my friendo. Диль? А кого он играл?

Mr.White: Кинг Конга. Короче, парень молодец. У него экранного времени, как и у всех, кроме
Вальца, с гулькин нос, но справился со своей злодейской ролью Диль великолепно.

Mr.Pink: Кстати, о Кинг Конге. Весь этот диалог Тарантино забавный, конечно, но еще и не очень хороший показатель.

Mr.White: Показатель чего?

Mr.Pink: Неосведомленности режиссера. Помните, как раньше у него было - смысл песни Мадонны «Like a virgin», метафора большого члена и все такое. Тарантино мог себе позволить выворачивать масскульт как вздумается, настолько хорошо он его знал. Но, как оказалось, этот масскульт жил где-то между семидесятыми и девяностыми включительно. А как только время действия перенеслось в сороковые, что мы слышим? Скупые подробности биографии Кинг Конга, известные и сейчас даже детям благодаря дорогому труду Питера Джексона или Джона Гиллермина.

Mr.White: Я тоже сначала так подумал, но если быть внимательнее... В общем, основная повествовательная часть упирается в жизнеописание самой популярной гориллы, но финальный ответ героя Диля изначально предлагает вовсе не Кинг Конга, а чернокожих рабов. И при этом он искренне удивляется, когда оказывается не прав. О чем это говорит? Как раз об осведомленности Тарантино веяниями того времени. Это сейчас в первую очередь на ум приходит большая обезьяна. А тогда, в годы политической пропаганды, в Германии, куда чаще слышали о позорной рабовладельческой истории Америки, чем о ее кинематографических достижениях. Так-то.

Mr.Pink: Хорошо... но того факта, что, например, режиссера Пабста или актрису Рифеншталь в «Ублюдках» упоминают скорее для галочки, это не отменяет.

Mr.White: Лоран, стоящая на стремянке у стены кинотеатра, - ссылка на роль Рифеншталь.

Mr.Blonde: Лоран, кстати, играла откровенно так себе. Только в эпизодах с макияжем под Боуи и в будке оператора выглядела прекрасно.

Mr.White: До беспамятства. И еще Швайгер со своим звериным взглядом суров и колоритен. А вот кто не понравился, так это Гитлер, слишком карикатурен.

Mr.Pink: Подожди, если Лоран стоит на стремянке и копирует этим Рифеншталь в лучшие годы, это же не становится вдруг анализом масскульта начала двадцатого века. И еще Крюгер там с тремя подбородками!

Mr.Blonde: Гитлер вполне нормально смотрелся на общем фоне. Все клоуны и он клоун, на том же уровне идиотии.

Mr.White: Гитлер у Тарантино не просто клоун, он чересчур гипертрофирован по сравнению с любым персонажем, кроме, возможно, английского генерала, которого Майерс сыграл. А стремянка показывает, что Рифеншталь здесь не только имя.

Mr.Blonde: Гитлер не гипертрофирован, а показан гротескно.

Mr. Orange: И кроме Геббельса.

Mr.White: Геббельса, только образца слезливого эпизода в кинотеатре. А так даже старина Йозеф смотрелся серьезнее. Вспомните хотя бы эпизод, где художник пишет портрет Гитлера, и тот стучит по столу с криками «Nein, nein, nein». Какой он сморщенный и карикатурный на экране и какой при этом выправленный и правильный на портрете. Комичность зашкаливает до отметки «уже не смешно», какой же это гротеск?!

Mr.Orange: А вы знаете, что Гитлер сам любил рисовать?

Mr.Blonde: Я не знал. Что же он сам себя не рисовал?

Mr.Orange: Как можно рисовать себя? Да и вообще он малевал только пейзажи.

Mr.Blonde: Перед зеркалом. И как они?

Mr.Orange: Да так себе.

Mr.White: Ну, при всем своем неумении, карикатурных евреев Гитлер рисовал и самостоятельно, в целях пропаганды.

Mr.Pink: Видимо, карикатура на Гитлера от Тарантино - это такой недвусмысленный ответ.

Mr.Blonde: Гитлер - художник. Как это мило!

Mr.Orange: Да, он еще пытался стать вегетарианцем, боролся с курением и выступал против жестокого обращения с животными.

Mr.White: Я думаю, вся эта борьба против жестокого обращения с животными, это как у социопатов - они подсознательно извиняются за свою жестокость к людям через любовь к животным.

Mr.Orange: Или как раз такой любовью к животным Гитлер пытался еще больше принизить евреев, негров и все прочие неарийские расы.

Mr.White: Как это?

Mr.Orange: Ну смотри, человек фактически держит определенные расы людей за животных, причем за таких, которых нужно истреблять. А при этом самих животных возвышает практически до уровня человека. Он ведь и собаку свою отравил из соображений чести, когда советские войска в Берлин вступили. Вполне сознательно полагая, что собаке будет лучше умереть, чем попасть к врагу.

Mr.Blonde: Весьма заботливый хозяин.

Mr.Orange: Так вот, этим возвышением животных Гитлер старался еще больше расширить пропасть между ними и евреями.

Mr.Blonde: Черт, он рискует стать моим кумиром!

Mr.White: К слову о кумирах. Фассбендера только за одну его фамилию нужно брать. Как она звучит, а! Особенно в нашем дубляже, где ее на вступительных титрах вслух читают, и там даже Морриконе собственной персоной паузу делает. Хотя дубляж самих реплик его персонажа - это промах. Получился какой-то старичок-консерватор, а он же британец!

Mr.Blonde: Я считаю, перевод и дубляж, в принципе, ни в какие ворота. Когда «смирно» переводят как «равняйсь» - уже можно биться башкой. А когда «It's my fucking masterpiece!» превращается в «Это вполне тянет на шедевр», никакие успокоитепьные не помогут.

Mr.White: Не-не, эту фразу Питт говорил в интервью, а в фильме сказано «You know something, Utivich, I think this just might be my masterpiece». Так что все путем.

Mr.Orange: Ну и самого главного-то забыли. Вальц крут, как ни банально.

Mr.White: Вальц крут, да.

Mr.Blonde: Крут.

Mr.Pink: Не спорю.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ.
ТАРАНТИНОВСКИЙ ЗАКАТ КИНЕМАТОГРАФА.


Mr.Blue: Ну, друзья мои. пока наши коллеги отбыли в обитель кафеля и керамики, хотелось бы продолжить прерванную беседу с вами двумя. О сверхзадаче и роли Тарантино в кинематографическом дискурсе.

Mr.Pink: Я как раз говорил, что без сверхзадачи невозможна значимая постановка.

Mr.Orange: А я пытался узнать, в чем заключается ее необходимость. У Годара вон не было сверхзадач, и ничего.

Mr.Blue: Что ты, друг мой, у Годара громадная сверхзадача. Опровергнуть миф, будто критик в гневе ни на что не способен! Но дело даже не в этом. Я, например, в наличии сверхзадачи «Криминального чтива» тоже сильно сомневаюсь, но оно гораздо искреннее «Бесславных ублюдков». Последние - почти михалковщина, а Тарантино яркий сказочник и мистификатор, то есть мифологизатор,разве не так?

Mr.Orange: Я бы ответил просто: Тарантино снимает кино без задней мысли. Искусство как выражение социальных идей, как сублимация решения объективной проблемы, как иллюзия приключения - это фактически обман. И уж кто-кто, а Тарантино остается абсолютно честен, снимая фильмы и нарекая их фильмами, а не политической борьбой или выска-зываением на тему.

Mr.Blue: Но у него нет развития всего этого. Поступательное движение незаметно, понтов все больше, битой по затылку кинематографу как таковому. «Ублюдки» - это же, грубо говоря, педалирование пересмешничества и неуважение к зрителю в плане идейного движения. А одновременно с этим яркое самодовольство. Тарантино много всего нахватал из кино и, кажется, не смог удержать. Он как ребенок. Насовал в свой фильм кучу отсылок кклассике, но не знает, что с ней делать и как сложить правильно. Как игрушки по комнате разбросал. Видите, какие они у меня классные, как их у меня много? Свалил все в кучу и зашел в тупик. Как и постмодерн целиком.

Mr.Orange: Нo это, в общем-то, нормальное развитие искусства. Еще Ницше предрекал.

Mr.Blue: А дальше что? Кто подхватит знамя? Если постмодерн ничего не дает, зачем он нужен?

Mr.Orange: Он, скорее, синдром заката кинематографа.

Mr.Blue: А Тарантино его правовестник.

Mr.Orange: Но эта симптоматика не делает постмодерн бесчестным, он как ступень логического развития. Возможно, что последняя. Если вслед за ним будет еще что-то, то это наверняка окажется шагом назад. Канны, вообще, ярко просимволизировали закат привычного кинематографа. Иное время, иной зритель.

Mr.Blue: Триер снова хуком рубанул Европу. Тарантино добавил. Ждем Ханеке - добьет или даст надежду?

Mr.Orange: И впрямь. А постмодерн плох разве что тем, как разбивает миф кино, а ты называешь мифом его самого.

Mr.Blue: Однако кино движется дальше, пусть и не по всем фронтам. Румынская волна, к примеру.

Mr.Orange: Ладно. Я кое-что тебе расскажу. Хотя и хотел поговорить с вами двумя.

Mr.Pink: Кажется, я впервые так долго никого не перебивал. Не обращайте внимания, я просто не слушал. Пью лимонад...

Mr.Orange: Тогда слушай. Тут как раз, как ты любишь, про сверхзадачу.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.
ОПЕРАЦИЯ САЛО.


В середине двадцатого века в Италии жил и творил режиссер Пазолини. Сверхзадачи его картин были достаточно разнообразны - обличение фашизма, антиглобализм, коммунизм, антирелигиозность, актуальность классических сюжетов, любовь в конце концов. Но в целом ведь понятно, что истинный смысл творчества Пазолини состоял в том, чтобы кричать «я педераст!» на весь католический Рим. Поэтому он пролетел с коммунистической партией - вдумайся только, пойти в красные ряды Италии, чтобы совращать малолетних, - поэтому был вынужден таскаться по судам, поэтому его, кажется, в итоге и убили. Суть в том, что сверхзадачи не могут быть выражены честно через искусство. Пока Милк боролся за права геев, Малькольм за права черных, Пазолини сублимировал свою проблему. Если спросить меня, какой вид борьбы я считаю более деятельным, не задумываясь назову скучные политические движения, а не осмысленные фильмы. Человек, если он действительно испытывает желание творить, снимает художественное кино не ради прочей цели, это не стремление изменить что-то, не попытка установить свою власть. А если напротив, хочет что-то поменять, не снимает кино. Творчество, по большому счету, каприз. И разве может сверхзадача каприза восприниматься всерьез? Тарантино тоже кричит нечто похожее на весь мир, просто кричит напрямую: «Я режиссер!» А кто пришел к режиссерскому трону Италии на закате Пазолини? Ардженто, Леоне, Бертолуччи. И не надо тыкать в «Конформиста», там видеоряд, строго говоря, важнее идеи. Или он сам и есть идея. Причем, это нечеловечески круто в том контексте.


ГЛАВА ПЯТАЯ.
ИТОГИ КРУПНЫМ ПЛАНОМ.


Mr.Orange: Понимаешь, о чем я? Наверняка в Румынии года через четыре всплывет какой-нибудь свой Квентине Тарантину. Как ступень логического развития кинематографа. А вот и наши коллеги, кстати! Расставим точки.

Mr.Pink: Да, подводя итог. Не могу сказать, что фильм бездарен. Как и любой фильм Тарантино, этот богат отсылками к другим, подчас великим кинополотнам, подчас великим лишь в сознании Квентина. По крайней мере, режиссер демонстрирует свою насмотренность, а это уже хорошо. Справедливости ради замечу, что иногда шутки попадали в цель. Будь они менее экспериментальными, публику ничуть не эпатировали и вообще воспринимались бы довольно спокойно, что Тарантино, разумеется, не по нраву. Шутки в фильме делятся на три типа. Первые принадлежат Кристофу Вальцу - легкие, тонкие, полные намеков и изящной издевки. Вторые - неуклюжие, чисто ситуационные за авторством Брэда Питта. Третьи связаны с уголовным видом и соответствующим поведением Тиля Швайгера. Под занавес - самая несмешная шутка, которой заканчивается фильм. Кажется, Питт в ней говорит голосом Тарантино. Еще раз прости, Квентин. Не шедевр.

ОЦЕНКА: 3

Mr.Blonde: Лично мне «Мрази», в общем, понравились. Нет, это не лучший фильм года, не лучший фильм Тарантины после х/ф «Pulp Fiction» и тем более не шедевр на все времена. Собственно, первые четыре главы мне как раз и не понравились - очередные базары ни о чем. Я уж начал подозревать, что ждет очередной «Death Proof», но нет. Пятая глава не подкачала. Шутки в фильме хороши.

Но больше понравилось то, что Тарантино вернулся к убийствам в «Reservoir Dogs»-style - это когда убийства и выстрелы происходят мгновенно - без тупых соплей и выяснений кто прав, кто виноват. Говорю сразу - в первых четырех главах смотреть, кроме Ланды, практически не на что.

ОЦЕНКА: 4

Mr.Orange: Как раз мой любимый эпизод «в таверне» был в четвертой главе, а пятая - это, ну больше такое логичное завершение с не самым удачным местом действия, и еще шутка на тему альтернативности.

Mr.Blue: Не самым удачным, потому что слишком заметны аналогии: в зале свиньи, а за Тарантино стеной стоят Ублюдки?

Mr.White: Для меня кино, понятное дело, зашибенное. Пока что фильм года, не иначе. Тарантино стоит отдать должное - он правильно сделал, что представил фильм не в таком свете, каким он был в трейлерах. Во-первых, ключевую интригу не подпортил (последние минут пятнадцать я сидел с открытой варежкой), во-вторых, он повторил свою же фишку из «Death Proof», когда зрителя очень долго подводят к заявленному ранее действию, скармливая диалоги, шутят на отдаленные темы, и потом, когда зритель уже свыкся и втянулся в этот фарс из разношерстных разговоров - бац! Неожиданно мощный, но почему-то извращенчески приятный удар по темечку. Шутки исконно тарантиновские - постоянные разговоры о кино, игра с акцентами и повсеместное использование архивных кадров - а разве можно было ожидать что-то иное? Квинтэссенция творчества режиссера.

ОЦЕНКА: 5

Mr.Orange: Хорошо, всем спасибо. У меня во рту как-то пересохло из-за всего этого трепа... Что ты там пьешь? Лимонад? Не будешь возвозражать, если я отведаю этого замечательного напитка?

Mr.Pink: Конечно, угощайся. Моя трубочка - твоя трубочка.

Mr.Blonde: О, я не могу смотреть, как ты угощаешь другого и не пьешь сам, friendo. Отпей из моего стакана.

Mr.White: Если ты не перестанешь направлять свою ппастмассовую трубочку на соседа, я не смогу перестать направлять на тебя!

ЭПИЛОГ.


Mr.Blonde: Лучше вспомните, как это было в день просмотра. Смех сквозь слезы. Одним понравилось.

Mr.White: Да, отличный фильм. Зритель тогда был доволен, критика в большинстве своем тоже. Да и сейчас. Держитесь крепче, возможен культ!

Mr.Blonde: Другим не очень. Ну а мне пора, бывайте.

Mr.Orange: Послушай, теперь, когда мы наедине, я хотел тебе признаться...

Mr.White: В чем?

Mr.Orange: Я не против «Бесславных ублюдков» и Тарантино, но мне, на самом деле, не так уж сильно и понравилось это кино...

Mr.White: О нет! Я верил тебе!

Mr.Orange: Прости меня, но мне действительно не сильно понравилось.

Mr.White: ...

Mr.Orange: Прости меня.


Антон Минасов
Евгений Севернин
Игорь Талалаев
Сергей Сысойкин
Юрий Хамнаев
Нравится
2. Игорь Талалаев 04.12.2010 22:50
Какой фильм...)
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 1 пользователь(ей), 18 гость(ей) : Сергей Прудников
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2019. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio