Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Общие / Люди говорят / Круглый стол: Феномен "Сумерек"
Автор: их многоДата: 12.08.2010 17:24
Разместил: Стас Селицкий
Комментарии: (5)


«Культовый» – несчастное слово. Этот ярлык с разной степенью успешности пытаются прилепить на все подряд. Особенно достается кино. Иногда этот термин употреблен действительно к месту, фильм выдерживает проверку временем и становится знаковым для целого поколения, но зачастую он просто подменяет собой слова «кассовый» и «успешный».

Тут нужно заметить, что культ бывает разный. В случае с «Титаником» – это массовый культ, а если вспомнить, например, старую работу Тони Скотта «Голод», то это уже культовая картина только в среде почитателей вампирской эстетики старой школы – покажите ее современным тинейджерам, воспитанным на «Ван Хелсинге» и «Другом мире», и посмотрите, что будет. У них иные идеалы и другое кино, а именно – новомодные «Сумерки».

Странное дело: посредственное и далеко не идеальное кино хотя бы в чисто техническом плане неожиданно стало так популярно, что заставило девочек вздыхать во время просмотра, а после вновь потянуться к давно заброшенным книжкам, чтобы узнать, чем же все кончится.

Можно спорить о достоинствах (или отсутствии оных) ленты, но чего у нее не отнять, так это того, что она разделила любителей кино на рьяных защитников и радикальных противников. Одни закупают коллекционные DVD, покадрово изучают трейлер «Новолуния» и восхищаются губной помадой главной героини, а другие готовы поехать в Голливуд, чтобы выкрасть все копии фильма и публично надругаться над ними. Одни называют «Сумерки» Фильмом Года, другие – зрелищем для малолеток. Почему так происходит? И в чем причина? В вампирской эстетике или подкрашенном Роберте Паттинсоне? Будем выше многочисленных сюжетных глюков сабжа, просто порассуждаем.


Игорь Талалаев:
Фильмы про вампиров существуют с момента зарождения кинематографа. Еще Фридрих Мурнау в своем бессмертном «Носферату: симфония ужаса» заложил основы вампирского жанра – готика, мрак, длинные клыки, заостренные уши, горящие глаза и, конечно же, невинные жертвы. Кинематограф шагал по пути эволюции, не могли остаться в стороне и фильмы о вампирах. Этот путь (или кривая дорожка?) привел к тому, что из страшных монстров кровососы превратились в стильных аристократов (копполовский «Дракула»), затем в стильных тусовщиков («Блэйд»), а теперь и в стильных(?) школьников («Сумерки»). В последнее время все чаще звучат мнения о вымирании вампирского жанра. И вот вроде бы вышла новая история, способная вновь возродить интерес к теме вечной жизни. Но можно ли назвать «Сумерки» стопроцентной историей о вампирах и в чем именно отличие вампиров из фильма от своих предшественников?

Сергей Сысойкин:
Это математически простроенный кассовый блокбастер с целью выманить как можно больше денег из кармана потребителя. Все архетипы и сюжетные ходы работают лишь на это.

Алина Ермолаева:
На мой взгляд, здесь главное ответить на вопрос: «Сумерки» – это история о любви или история о вампирах? Обычно в фильмах на вампирскую тематику специально подчеркивается их отличие от людей, но здесь – наоборот. Вампиры С. Майер – человечные и лишенные мистического ореола. Такие вот реальные мальчики и девочки, которые хотят, банально, хорошо одеваться, ездить на дорогих машинках и спокойно коротать свою вечную жизнь. Это достаточно распространенное представление о жизни вампиров – если их изображают не звероподобными кровососами, то непременно наделяют утонченным вкусом и любовью к прекрасному. Эстеты в чистом виде с замашками философов-интеллектуалов.

При этом семейство Калленов ведет здоровый, «вегетарианский» образ жизни. Вот оно – основное отличие – главные положительные герои не кровожадные. Помнится еще у Энн Райс в «Интервью с вампиром» несчастный Луи пытался прожить, питаясь крысами, так как не хотел быть убийцей. Это нежелание идти на поводу своей звериной сущности сразу добавляет героям нечто героическое, так как позволяет смотреть на них, как на несчастных страдальцев, а отнюдь не как на злобных монстров.

Сергей Сысойкин:
Это вполне нормальный ход по эволюции персонажей. Если сравнивать Носферату и Дракулу у Копполы, то это достаточно разные персонажи. И каждый из них соответствует духу времени. Естественно, вампир – это нечто отрицательное в массовом сознании. Это как сделать шапку навыворот. Если зомби – уже весело (тот же «Зомби по имени Шон»), то и вампиров вполне можно облагородить. А то, что они дескать не боятся чеснока, то и в «Блэйде» они его не особо боялись, да и у Карпентера в «Вампирах» тоже.

Алина Ермолаева:
Есть и еще одно отличие – они хотят любить. Причем под любовью предполагается те самые забытые возвышенно-романтические отношения. То есть теоретически у них есть душа (в чем обычно вампирам отказывают). Спорный вопрос конечно, причем и сама автор книг акцентировала на нем внимание.

Можно сказать, что тот факт, что герои – вампиры, сам по себе не так важен. Просто необходимо было подчеркнуть исключительность героев, необычность, а также показать внутреннюю борьбу. История в большей степени представляется мне как все та же вариация на тему «Ромео и Джульетты», то есть любовь изначально невозможная, которая теоретически должна привести к трагическим последствиям.

Игорь Талалаев:
Судя по тому, насколько неформатными вышли вампиры, это все-таки фильм о любви, вампиры тут – лишь необычные герои, способные заинтересовать девочек – главную героиню и читательниц. На их месте могли быть тролли, домовые или мишки-гамми, лишь бы была загадочность. Ну а отголоски «Ромео и Джульетты» можно найти в огромном количестве любовных историй, так что этот факт ни в плюс, ни в минус как книге, так и ее экранизации занести не выйдет. Можно лишь сказать, что ничего новаторского в межличностных отношениях «Сумерках» нет, история проверена временем (Коппола в своем «Дракуле» тоже романтизировал вампира, у которого возникала любовь к девушке, что, кстати, вызвало неприязнь у поклонников творчества Брэма Стокера). Возможно именно шекспировский прием, остающийся актуальным, привлекает современную молодежь к этому фильму.

Алина Ермолаева:
Вряд ли история бы пользовалась такой популярностью, окажись на месте семейства вампиров сообщество троллей. Согласитесь, ни одну из видов нечисти не принято изображать стильными и привлекательными чисто физически. Тут уж либо маги-волшебники, либо, по традиции, вампиры.

Что же касается новаторства в любовных отношениях между живой девочкой и не-живым столетним мальчиком, то тут как раз пример «Дракулы» Копполы подходит не в полной мере. Да, перед нами любовь между добром и злом. Только у Копполы зло, граф Дракула, все-таки готово превратить добро, то есть любимую, в себе подобное. То есть причиняет ей это самое зло. В «Сумерках» как раз этого не будет. По крайней мере, пока. Типично, вампиры рассматривают вечную жизнь как проклятье, соответственно, сделав Беллу вампиром, Эдвард также подарит ей и это самое проклятье, чего он, как раз ни в коем случае допустить не может. И вот оно, то самое, что цепляет девочек во всем мире больше всего – наш новоявленный принц никогда не причинит своей принцессе зла.

Если перенести все это в реальный мир, то ситуация следующая: маньяк, пытающийся завязать с насилием и убийством, встречает самую желанную жертву на свете. Но вместо того, чтобы утащить ее в темный угол, дабы избавиться от соблазна (или же удовлетворить собственные желания), он начинает оберегать ее от других маньяков, а позже пытается построить с ней чисто платонические отношения. Страдающие привлекательные антигерои всегда вызывали у части барышень приступ безграничной любви. И не важно, что способствовало ее зарождению – банальная жалость или восхищение силой характера. В данном случае, скорее всего, оба фактора сразу. Ведь, бедный-бедный Эдвард, смотрит на Беллу голодными глазами, но все же находит в себе силы не тронуть. И тут же получает от девушек кредит доверия, уважение и огромную любовь в придачу.

Игорь Талалаев:
Копполовский Дракула лишь сначала кажется демоническим злом. Да, его душа проклята, он не жив и не мертв, и хочет обратить девушку в себе подобного. Но это лишь на первый взгляд. А на деле от Бога он отрекся лишь из огромной любви к своей невесте, а в дальнейшем, когда нашел либо очень похожую на нее, либо реинкарнацию ее души (на это ушло 300 лет), то в самый последний момент он уже не хотел, чтобы девушка тоже была проклята, но она, ослепленная страстью, настояла сама. Сцена куда реалистичнее, оригинальнее и драматичнее, чем все, что было показано в «Сумерках». Но это меня уже немного в сторону клонит. Считайте это частным примером качественной экранизации, до чьей планки ни «Сумерки», ни их продолжения не допрыгнут.

Натали Сиамская:
Кстати, о планке качества. Таких тупых диалогов, как в «Сумерках», я давно уже не встречала в кино. Честно. Бред, граждане, бред сивой кобылы (это я не о Майерс и не о Хардвик, к слову, просто устойчивый фразеологизм). Если говорить об этом фильме, в голову приходят сплошные штампованные фразеологические обороты и поговорки:

Любовь зла, полюбишь и…
Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать…
Полюбил волк кобылу, оставил хвост и гриву…

Татьяна Горшенина:
Новаторство Майер в том, что у нее вообще возникает эта тема, подмеченная Алиной, – кого наделять душой, а кого – нет. Вампиры в сумеречной саге отличаются от вампиров, которых мы знали раньше, тем, что Майер демонстративно отвергает клише в виде их страха перед чесноком, распятье, вынужденный ночной образ жизни, и заменяет своим клише – вампиры у нее наделены неземной красотой и даже искрятся на солнце алмазной крошкой. Но их физическая привлекательность, взятая отдельно, для сумеречной саги – не более чем налитые кровью глаза и лохматая спина, как у кровопийц в фильме Копполы. Но так уж сложилось, что отрицательных персонажей не выводят в художественных произведениях внешне совершенными. Антагонистов нередко даже маркируют уродством или дефектом – вспомните рябого Парфюмера, заикающегося и сплошь татуированного маньяка Зубную Фею из «Красного дракона», хромого фокусника из «Престижа». В случае с «Сумерками» это правило не действует: всему вампирскому виду, и «вегетарианцам» Калленам, и ищейке Джеймсу, присущи идеальные черты лица, сложение, как у греческих статуй и изящество танцоров. Прибавьте к этому силу, скорость, сверхспособности. Здесь скрыто противоречие, в котором можно усмотреть злой умысел, было бы желание. При таком комиксном описании вампиров напрашивается сравнение с супергероями (которого не избежала и Белла). Как мы знаем, супергерои всегда борются на стороне Добра, – весьма спорная параллель для существ, о которых привычнее говорить как о проклятых.

И вот Майер заводит разговор о душе. Вопрос о наличии или отсутствии души у вампиров, а именно у Эдварда (он один над ним и задумывается) она дальновидно оставляет открытым. Эдвард ставит под сомнение свою одушевленность, рассуждая, что, возможно, вампиров справедливо считают проклятыми. Неизвестно, кто создал их, но, как ему кажется, их существование – это наказание для них же. Видимо, есть, за что наказывать. Отчасти верно было бы упрекнуть его, по крайней мере, в безрассудстве, если он, осознавая свою природу, остается подле человеческой девушки, которая может то, чего он лишен, – спасти свою душу. Но все сомнения пришлись на долю Эдварда – Белла, а вместе с ней и восторженные зрительницы и читательницы, убеждены, что душа у него есть, как и надежда на спасение. И любовь к Белле увеличивает его шансы: ради нее он идет против своей природы, борется с инстинктами вампира и становится лучше. Он не может допустить, чтобы Белла любила убийцу. Вот так Стефани Майер удалось повернуть противоречивый и потенциально скандальный момент в свою пользу: даже суровые моралисты и противники вампирской готики не лишат грешника права на раскаяние и становление на путь истинный.

Игорь Талалаев:
Как уже говорилось, фильмы, в которых утверждается, что вампиры могут пережить дневной свет, распятие и чеснок – далеко не новинка. Многие режиссеры пытались сыграть на стереотипах вампирского жанра. Но в данном случае в этом нет заслуги Катрин Хардвик, ведь Эдвард и остальные – задумка Стефани Майер. И все же, отказ от канонов вампиризма в данном случае – это плюс или минус? Оригинальный ход, призванный разрушить шаблоны? Желание упростить сюжет – позволить героям встретиться и строить отношения почти по-человечески? А может сигнал поклонникам историй про вампиров – «это история не для вас»?

Натали Сиамская:
Так называемые «новые взгляды» на вампиризм (они сверкают на солнце, бейсболом увлекаются, не спят в гробах и т.п.) не мешает фильму быть штампом. Всерьез говорить о «Сумерках» как о новаторском вампирском фильме – язык не повернется. Для меня это просто 367-я просмотренная мной мелодрама о первой школьной Любови, где плохой/хороший мальчик влюбляется в новенькую тихушницу и всячески защищает ее от местных злобных хулиганов. И все. То, что он вампир – не делает эту конкретную историю чем-то уникальным.

Игорь Талалаев:
Душа, о которой рассуждает Эдвард – тема любопытная, хотя вопрос о ее наличии и остается открытым. Но то книга, а есть ли подобные рассуждения в фильме? Или необходимо читать первоисточник, чтобы лучше понять фильм?

Татьяна Горшенина:
Игорь, тему одушевленности/неодушевленности вампиров будут развивать в новых фильмах, «Новолуние» и «Затмение», которые выходят уже в этом году. В экранизации первого романа подобных рассуждений не было. Вампир и человеческая девушка только знакомятся и, хотя Эдварда и выкладывает Белле всю правду о своей природе при первом же их разговоре наедине, говорить о душе им еще рано – не та фаза отношений. Кроме того, тем из зрителей, кого «занесло на показ», пришлось бы нелегко на «Сумерках»: только представьте, что было бы, если бы плохонький экшн фильма Кэтрин Хардвик разбавили бы разговорами на отвлеченную тему. Тут встает вопрос, а можно ли, собственно, говорить о наличии философии в этом кино, создателями которого столь очевидно двигало буйство фантазии над сюжетом? Философии такого уровня, чтобы можно было с места в карьер обсуждать понятие души. Наверное, нет. Благодарные читатели Стефани Майер отступление вынесли бы, но не случайные зрители. Ему место во втором фильме или позже, когда после ажиотажа, вызванного первой частью, в кинотеатры подтянутся зрители, успевшие после «Сумерек» прочитать всю сагу.

Игорь Талалаев
Если так, то фильму это явно не идет в плюс, ведь настоящее кино должно претендовать на самодостаточность, а не просто иллюстрацию книги на уровне красочной брошюры (чем, например, грешат последние части Гарри Поттера).

Натали Сиамская:

Меня, как самого примитивного зрителя всегда напрягало, когда поклонники того или иного мега-проекта предлагают сперва прочитать книгу, прочувствовать атмосферу и т.д., а потом уже смотреть кино. Я не всегда могу читать книги (времени нет), тем более, если изначально нет сильного интереса к теме фильма, а посмотреть просто из любопытства хочется. На мой взгляд, такой просмотр – с чистого листа дает необходимую объективность (так я оправдываю свою читательскую лень). Я не читала про Лестата и Луи, но я их увидела, и они меня поразили до глубины души.

Алина Ермолаева:
Если говорить о самодостаточности экранизациии, тот тут, на мой взгляд, все не так радостно. Как кино, снятое по книге, «Сумерки» вполне имеют право быть, но вот, рассматривать их как отдельное произведение современного киноискусства достаточно сложно. Можно, конечно, долго хвалить красивые пейзажи, отличный саундтрек, неплохой кастинг, а также пару-тройку весьма удачных сцен. Все как и в тысяче других проходных фильмах. Незнакомые с книгой будут долго удивляться странным вялотекущим диалогам и поведению персонажей. Разумеется, в таком случае не остается больше ничего, кроме как искать ляпы, допущенные при съемке (число которых в картине и правда зашкаливает). Читавшие сию историю будут в большей степени следить за тем, как именно экранизировали их самые любимые моменты, и кто кого играет. Целостная картинка сложилась в их голове еще до похода в кино. Потому не читавшим (равно как и тем, кто не входит в целевую аудиторию проекта) остается только посочувствовать, если их вдруг занесло на показ. Но, возможно, вы тоже просто попадете под обаяния Паттинсона и тогда поход в кино в целом можно уже считать удачным...

Натали Сиамская:
Мне непонятно, почему обсуждение фильма так или иначе упирается в обсуждение книги? Если речь о фильме и, на мой взгляд, довольно халтурном? Что вы увидели здесь искренного и честного? Я ничего. Любовь? Нету ее здесь. Есть мазохистские страсти голодного, сидящего на диете, по вкусной и здоровой пище. Есть жалкая попытка развести зрителя на слезы самыми примитивными методами... Инновационный вампиризм? Опять же нет.

Игорь Талалаев:
Первоисточник всегда упоминают потому, что он обычно куда сильнее экранизации. Все, что в фильме не заметно из-за убогой режиссуры или деревянных актеров, в книге прописано черным по белому. Поэтому фанаты свято уверены, что в фильме это есть. Сюжет тот же, герои те же, даже диалоги процитированы – значит все на своем месте. Между тем, говорят, что в книге-то действительно была любовь…

Татьяна Горшенина:
К вопросу о любви. В книге, когда Белла думает об Эдварде, она употребляет слово beautiful, а не handsome, которое нас учили применять, если речь о мужской красоте. Наверное, выбор слова также соответствует общему духу благопристойности, который Майер очень уж хочет удержать на протяжении всей книги. Чтобы читатель не подумал, что поведение Беллы определяется гормонами, что весь восторг – физическая реакция, прилагательное призвано напомнить о сравнении «с полотнами голландских мастеров». Handsome – да, тоже «красивый», но это слишком небрежно и уж никак не годится для описания впечатлений от зрелища столетнего незыблемого вампира. К тому же, полотнами можно любоваться без мыслей, которые могут быть неверно истолкованы. Надо же не забыть и тот факт, что Эдвард умеет читать мысли. И фантазии, которые он невольно спровоцировал у Джессики (о чем мы узнаем из недописанного «Солнца полуночи», «Сумерек» от лица Эдварда), отнюдь его не радуют. Хотя у него не выходит заглянуть в голову Беллы, Эдвард и читатели могут быть спокойны, – Белла выше этого всего. Для нее он beautiful.

Таким образом, неспроста выбраны вампиры. У Майер людям, полюбившим вампиров, приходится тянуться до их уровня. И здесь я вынуждена не согласиться с Алиной – Эдвард не антигерой, а, несмотря на то, что он «мертвяк», это положительный романтический герой. Жажда крови делает его одновременно и нескучным. Конечно, можно возразить, что Эдвард на ощупь каменный и холодный, что он пьет кровь (пусть это кровь животных), – но что значат все эти «мелкие» изъяны в глазах армии поклонниц саги? Они с легкостью прощают их своему идеалу.

Игорь Талалаев:
Получается, что книга – просто милая романтика. Вернее милая романтика для молодежи. Белла – школьница, вампиры по необъяснимым причинам тоже ходят в школу, вместо того, чтобы коротать вечность в местах поинтереснее. Бессмысленно спорить, что основная аудитория – именно молодежь. Людей постарше эта история вряд ли чем-то удивит, исключение могут составлять совсем уж малонасмотренные люди. А раз аудитория – молодежь (точнее – девочки), то нужно вспомнить о педагогической функции кино. От «развлекалова» я бы ничего подобного не просил, но «культовый» статус фильма обязывает... Чему учат «Сумерки», каков их посыл да и всей серии в целом?

Анна Чепуркина:
«Сумерки» не расскажут нам что-то, что ранее никто затронуть в своем творчестве не решился. Наоборот, идея изъезжена донельзя. Девочка-одиночка влюбляется впервые в жизни. В красавчика. В вампира и, по совместительству, девственника. Редкий вид, надо заметить. Не один десяток лет держался парень. А вы говорите, что все мальчики озабоченные!

Не знаю, что двигало Майер при написании книги, но, так называемая, чистая любовь, проходящая все препятствия, преданность и, конечно, секс только после свадьбы, создание идеальной семьи – может, это и есть ее посыл? Все просто. Барышня реализовала свои мечты и представления о мире в своем же произведении. Говорилось, что Майер – мормонка и рано вышла замуж? Я думаю, психолог мог бы сделать некоторые выводы по ее саге. Зато у кого-то «Сумерки» нашли отклик в душе. Я могу понять (наслушавшись от подруг восторгов о книге и фильме, я уже ничему не удивляюсь), но меня история не трогает. Если брать похожую тематику, то, например, сериал про любовь вампира к смертной «В лунном свете» цепляет меня куда больше. Страсти что ли в «Сумерках» не хватает лично мне, драмы, напряжения... Но опять же, это абсолютно личное восприятие.

Игорь Талалаев:
Почти про каждую книгу можно сказать, что в ней затронуто уже сто раз изъезжанное. Все дело в талантливой реализации. Мне не хочется читать «Сумерки» уже потому, что они писались с явным прицелом на экранизацию (Майер этого не скрывает), значит книга уже выходит какой-то неполноценной, написанной по кино-правилам, а не литературным.

Татьяна Горшенина:
Книги действительно несут педагогическую роль. Получается, что пример надо брать с Эдварда, потому что именно его моральные принципы – посыл для аудитории. Может быть, помните, с подобным посылом выступала лет десять назад Бритни Спирс, а заключался он в том, что хранить себя до брака – достойный выбор. Хотя она и умудрялась сочетать такую позицию с откровенными нарядами и вызывающими текстами и хореографией, ее же не упрекали в темной идеологии. У Эдварда как у носителя высокой моральной установки, в отличие от поп-принцессы, слова с делом не расходятся. И с расстановкой приоритетов у него тоже все благополучно – отказываясь от сиюминутных удовольствий, он вовсе не о себе печется, а о душе Беллы. О ее бессмертной душе, которая должна попасть в рай.

Сергей Сысойкин
Я, конечно, понимаю, что время диктует свои законы, что учимся жизни мы теперь у Бритни Спирс, а любить – у вампира Каллена. Только с педагогической практикой все же перебор выходит. Посудите сами: конечно, Библию сейчас читать немодно, но не кажется ли вам, что сказание о бессмертной душе слишком заточено под эмтивишную тематику? Или на «безрыбье и рак – рыба»?

Татьяна Горшенина:
Майер сравнивают с Джейн Остин, хотя это еще спорный вопрос, заслужила ли она подобное сравнение. Ее можно поздравить с созданием оригинального и убедительного романтического героя. Мистера Дарси XXI века. Стефани Майер своевременно обеспечила нас этой идиллией, трогательной сказкой. Она показала, что добродетели времен Джейн Остин и в наши дни могут пригодиться, если пишешь о любви. Такое вот очень последовательное деление на «хорошо» и «плохо», и ты знаешь, что добро не пропадет, а зло будет наказано (или, по крайней мере, поставлено на место).

Игорь Талалаев:
Если память мне не изменяет, у Джейн Остин, вроде бы мистики не наблюдалось. Мы говорим о добродетели, а меж тем главгерой – вампир и крутит шуры-муры с девочкой. Вспомним «Гарри Поттера» – несмотря на весь гуманистический посыл книг и фильмов, церковь обвиняла сериал в пропаганде колдовства. Вообще, между «Поттером» и «Калленами» (ну, обзову «Сумерки» так по аналогии) много общего. Те, кто смотрел «Поттера» теперь смотрит «Сумерки». Правда, аудитория более девчачья. Но если в дальнейшем проблемы с экшен-сценами будут решены, этот соотношение полов может выравняться.

Последующие серии – уже потенциальные хиты, ведь все те, кто посмотрел «Сумерки», помчатся и на «Новолуние» и т.д. Популярность будет такой же высокой? Или вырастет? Или (самому не верится) – упадет? И сможет ли этот сериал догнать по популярности и кассе мальчика со шрамом? Разные бюджеты, разные актеры...

Алина Ермолаева:
У Сумеречной саги есть своя зрительская аудитория, причем, как мы знаем, особо фанатичная и, как мне кажется, достаточно преданная. Каким бы ни получился фильм Криса Вайца, девочки все равно будут ходить на продолжения, чисто по инерции. К примеру, если сравнивать с тем же «Поттером», то при всей критике «Кубка огня», люди на «Орден Феникса» все равно пошли. Увеличится ли число поклонниц (на счет поклонников как-то сомнительно), будет зависеть от новой части. Если режиссеру удастся вытащить сагу на новый уровень, снабдив ее хорошей визуальной составляющей, качественными спецэффектами, которые не пойдут во вред мелодраматичной сюжетной составляющей, то вполне возможно, что фильм будут рассматривать не только как экранизацию книги, но и как самостоятельное кинособытие.

Что же касается актеров... Поттериану всегда спасали второплановики, среди которых огромное количество представителей британской старой школы (Мэгги Смит, Алан Рикман и др.). Основная троица как играла абсолютно деревянно, в лучшем случае – театрально, так и продолжает. «Сумерки» поддержкой старой артиллерии обделены, молодые дарования играют вполне посредственно, однако особого раздражения не вызывают. С каждой новой частью в Саге будут появляться новые персонажи, на роли которых метят порой достаточно известные актеры. Скажется ли это на общем уровне картины и на качестве актерской игры – покажет время.

Натали Сиамская:
Кстати, по части актерской игры. В принципе, Белла меня устроила. Я понимаю - бедненько, простенько, и игра соответствует бюджету – как маленькая отечественная Ока - с первой скорости на вторую переходит опасливо, со второй на третью – только в жесткой прицепке на тросе к Бентли – Эдварду, от сигналов сбоку и сзади дергается и жмется к обочине. И восклицательный знак на желтом квадратике сзади прилеплен. Про постоянно полуоткрытый бензобак я умолчу…

Игорь Талалаев:
Не за партию Беллы ценят «Сумерки». Даже странно, что мы столько времени обсуждаем их, но до сих пор не коснулись секрета успеха фильма. Да, книга – бестселлер, да, легко поставить себя на место героини-замухрыжки, но туз в рукаве – Он. Весь такой эффектный и бледный. Роберт Паттинсон.

Ведь, положа руку на сердце, актеры играют довольно средне, а самое лестное слово, которое можно занести в актив фильму – простота. Максимально просто, чтобы не сказать примитивно, разыгрывается очередная постановка по классическому произведению Уильяма нашего Шекспира. Для выросших под клипы MTV много дешевой романтики и щепотка вампиров – это просто потолок эстетики. Плюс симпатичный мальчик. Как тут пройти мимо?

Сергей Сысойкин:

О, дружище, я знаю удачный пример на эту тему. Есть на свете такая картина, неизвестно, что оправдывало ее наличие на свете, если бы не вышедшие «Сумерки». Фильм называется «Сделка с дьяволом». Режиссер – Ренни Харлин. По его сюжету существует на свете четыре семьи, а их отпрыски, четыре подростка, обладают сверхсилой, которая с достижением восемнадцатилетия только возрастает.

И, о чудо, в центре истории есть красивый смазливо-сопливо-брутальный мальчик (все сочетается!), который должен победить заклятого врага из пятой семьи. У него есть девушка, ничем особо не выделяющаяся из толпы. Разумеется, они полюбили друг дружку, победили врагов и все окончилось хорошо.

Если честно, отличие от «Сумерек» лишь в том, что мальчик не вампир, с мертвенно-белой окраской (видать экономили на гримерах) да и внешность не такая яркая, как у Паттинсона. А девушка обладает достаточно выразительным бюстом, что конечно, не дает права девочкам-подросткам идентифицировать себя с этой светловолосой куклой. Плюс нет придыханий при луне и туманных намеков. Харлин все же больше за действие.

В итоге, мне кажется, что вся атмосфера майеровского фильма держится лишь на Паттинсоне. Ибо есть фильм с почти таким же сюжетом, да и посылом, если честно; вышел тремя годами раньше, но из-за бюджета не взявший топ-звезд. А то, что Майер лишь неплохой психолог, но не более – вполне очевидно. Несмотря на показной цинизм некоторых людей, в душе они романтики и хотят вот таких незатейливых любовных историй. А девушки тем более, им особых заворотов тоже не надо. Реализация мечты (многих) на экране выведет в небожители любое существо (ну и, конечно, грамотно подобранный актерский состав, наличие неплохой операторской работы). В итоге, мой вывод: «Сумерки» – это обычный середнячок, но вышедший очень своевременно, завернутый в красивую упаковку и давший миру новую звезду.

Натали Сиамская:

Я понимаю, почему вокруг Паттинсона происходит такой ажиотаж. И я ловила себя на мысли, что если бы мне сейчас было 15 лет, я бы тоже пищала и защищала его. Потому что я помню себя в том возрасте и то, как я чуть ли не плакала, глядя на постеры с Томасом Андерсом, Фредди Мэркьюри или Виктором Цоем. Если быть объективной, скажу лишь то, что грим его здесь очень испортил. Парень сам по себе весьма харизматичен, ярок, готичен, аристократичен и утончен. Нельзя было его уродовать такими дикими губами и прической в стиле «бешенство Элвиса». Ему необходимы хорошие руки режиссера и художника, которые смогли бы придать ему достойную огранку, и тогда цены ему как актеру не будет! Ведь играть, по всему видно, он может и делает это вполне уверенно (хотя с теми дебильными диалогами, что здесь прописали, ему пришлось несладко!) Ведь только представьте его в экранизациях английской классики. У него же на лбу написано – играть мощных одиозов вроде Уайльда или Байрона. Я верю в его светлое актерское будущее, так как все задатки у него есть. Руперт Эверетт стареет, но смена ему уже подрастает. Я понимаю, что ушла в сторону от персонажа фильма – Эдварда, но что о нем говорить? Бегает быстро, сверкает на солнце, зыркает красивыми глазами, делает руками вмятины в машинах, ползает по деревьям, шикарно скалится, наверно не менее шикарно целуется. М-м-мечта школьниц. А я хочу увидеть, что получится из Паттинсона лет через 5-10. В отличие от Кристин Стюарт, карьера которой для меня весьма туманна (вижу ее лишь в третьем-четвертом эшелоне актрис с амплуа «подружка невесты – старая дева», не больше), будущее Паттинсона мне представляется светлым – с красными дорожками и, возможно, даже когда-нибудь золотыми статуэтками, кто знает, кто знает…

Татьяна Горшенина:
Сергей, «Сделку…» посмотрели и забыли, а «Сумерки» завоевали такую популярность во всем мире, по-моему, за счет литературной основы. Без нее они ничем не выделились бы на фоне молодежного сахара, снятого с налетом вампирской эстетики, - «Крови и шоколада», «Волков-оборотней» и прочих однодневок.

Ну а, Паттинсон или четыре мальчика-колдуна – это дело вкуса. При том, что «Сделка с дьяволом» технически сделана гораздо качественнее, чем убогие в плане экшена и спецэффектов «Сумерки», актерский состав более раннего фильма вгоняет в депрессию. Сергей упоминал уже гг девочку с пустыми глазами. А мальчики все модельной внешности, хороши прямо-таки до безобразия. До такой степени, что через час-другой после просмотра уже не можешь вспомнить, а как, собственно, они выглядели? Целлюлоидная внешность, типаж, который, может быть, годится для рекламы автозагара в кино выглядит жалко. Пятый (бэдгай) тоже, конечно, приторный, но на их фоне все же выгодно выделялся. Он был такой плохиш, что хотя бы не говорил одни слащавые банальности. На фоне исполнителей главных ролей в «Сделке с дьяволом», Кристен Стюарт кажется серьезной драматической актрисой. И Паттинсон тоже не затерялся.

Сергей Сысойкин:
Безусловно, «Сумерки» картиной-однодневкой не стали. Но вот картиной-одногодкой они вполне могут быть. Не будь продолжений, забыли бы их на раз.

Получается снова приходим к литературной основе. А как быть с теми, кто книгу не читал, за счет чего тогда фильм их притягивает, по вашему мнению, господа собеседники? Пожалуйста, ни слова о Паттинсоне, а то мне станет дурно... Может мы упустили что-то действительно важное?

Татьяна Горшенина:
Мне кажется, чуть раньше об этом уже говори. Случайные зрители, скорее всего, фильмом недовольны, а шумихой вокруг него удивлены. Но год, прошедший с выхода "Сумерек" до релиза второй части, позволит юным девочкам наверстать все 4 книги. А не юным и не девочкам, думаю, по-прежнему будет тоскливо, если они пойдут на «Новолуние».

Игорь Талалаев:
Значит, все-таки не только в моем воображении существуют штампы «женское» и «мужское» кино. Сильному полу, как показывает статистика, «Сумерки» не по зубам, не видим мы в фильме чего-то экстраординарного, хваленой атмосферы и красоты. Хотя романтизм, кажется, прет изо всех щелей. Вот только мы его видим, а девушки – чувствуют, на них он воздействует по полной программе. Помните это: «от звуков флейты слон теряет волю?» Так вот, это как раз про романтику и девочек.

«Сумерки» – история, которая цепляет (к счастью, далеко не всех!) именно своим романтизмом. Поэтому-то «Сделка с дьяволом» и пролетела мимо – там местами были неплохие спецэффекты, в ущерб романтике, видимо. Так же понятно, почему в данном случае девочки предпочитают нормальным парням (вроде нас с Сергеем) каких-то упырей. Да ладно мы, так ведь в той же «Сделке...» персонажи были вполне себе фотомодельные, но не запомнились. В парнях должен быть изъян, без него не может быть и романтизма. Но, слава Зевсу, не стоит ожидать нашествия одноногих хамских пьяниц-маньяков на наши экраны и толп фанаток подобных типажей. Эдвард из «Сумерек» – по сути и не вампир вовсе, а романтический мученик.

Татьяна Горшенина:
Деление на «женское» и «мужское» кино – вопрос еще спорный. Если фильм про войну, то это не значит, что он «мужской», ведь есть «Пианист», который, я думаю, не разделяет зрителей по половому признаку. Или «Голова в облаках» – уже больше «женский» фильм про войну. Видимо, такие фильмы, как побасенка Спилберга «Спасти рядового Райана» угнетают девушек обилием технических подробностей. Моя подруга, например, на уроках вождения не всегда может следовать указаниям инструктора, потому что не ориентируется, где право, а где лево. И как она должна понять, что происходит в сложном военном фильме, кто куда бежит и по кому стреляет? Но, если о том, что часть фильмов рассчитана на мужскую или женскую аудиторию, можно поспорить, по-моему, все согласятся, что деление на фильмы для взрослых и те, которые больше пристало смотреть молодежи и подросткам, проследить проще. И «Сумерки», безусловно, относятся к фильмам для подрастающего поколения. И для девушек. Таким образом, среди восторженных скорее всего встретишь школьницу. Наверное, эта возрастная аудитория видит в фильме романтику. Я уже, надо думать, перестарок. Я не вижу. В книгах – да, но фильмом проникнуться не получается.

А «спецэффекты в ущерб романтике» – в этом что-то есть. «Спасти рядового Райана» я не рискну пересматривать, а осилить трехчасовой «Перл-Харбор» мне проще, хотя я, конечно, понимаю, что фильм Спилберга, при всей фальши основной сюжетной линии, с поделкой Бэя даже неприлично сравнивать. Но Бэй-то романтику не забыл. Хотя хронометраж и без того трещал, он приткнул полеты на самолете на фоне заката (привет «Унесенным ветром» и «Титанику»).

А вы знаете, что в России хотят снимать свои «Сумерки»? С Русским Брэдом Питтом, а это, как известно, актер Вася Степанов. Каково?

Игорь Талалаев:
Уже страшно. Нет, данный кадр на нашу обложку не попадет никогда, и не просите.
Кстати, припомнилась мне одна цитата. Что-то про «шикарное музыкальное сопровождение». А еще, кажется, хвалили сцену бейсбола под песню Muse...

Действительно ли музыка настолько шикарна? И говорит ли наличие одной любопытной сцены о высоком уровне всего фильма?

Алина Ермолаева:
В каждом втором отзыве на «Сумерки» восторженные зрительницы обязательно расскажут нам о том, насколько шикарен в ленте подбор композиций, да и фоновая музыка в целом. Известные и не очень группы, исполняют бодренькие и в то же время весьма романтичные около-роковые композиции, что и правда неплохо ложится на сине-зеленую цветовую гамму картины и неторопливое действие. Саундтрек вполне можно послушать и отдельно, однако, увы – ничего гениального он из себя не представляет. А динамичная и весьма зрелищная сцена бейсбола на общем фоне депрессивно-романтичного действия, смотрится весьма чужеродно, так что восторгов по поводу нее разделить смогу едва ли. Да, музыка подходит к картинке, а вот сама она снята в совершенно другой стилистике. Хотелось увидеть еще несколько подобных сцен хотя бы. Что ж, мечты.

Игорь Талалаев:
Раз уж с элементами успеха «Сумерек» мы разобрались, вернемся к вопросу о культовости, если его вообще корректно ставить. Можно ли уже сейчас смело говорить о том, что «Сумерки» - картина культовая и на века?

Алина Ермолаева:
В наше время, кажется, принято вешать броский ярлык «культ» на все более-менее популярное, массовое и широко известное. В корне не согласна с такой трактовкой данного понятия, но оставим это для другой дискуссии. «Сумерки» и вся Сумеречная сага в целом – стопроцентный продукт современного общества, тот самый, который будет употребляться с огромным удовольствием и в любых дозах именно теми, для кого он был создан. Да, он мега-популярен среди определенной зрительской аудитории (возраст и пол мы уже определили). Но даже исходя из этого у меня язык не повернется назвать ленту «культовой». Это слишком громко. Необходима проверка временем, которую, увы, картина и вся серия в целом вряд ли выдержит. У следующего поколения будут свои «сумерки», «Каленны» и своя неземная любовь. Это не говорит о том, что сагу быстро забудут, думаю, вряд ли. С ней будут сравнивать, ее будут пересматривать, но ничего революционного или более-менее нового и оригинального она миру все-таки не дала, поэтому статус «массового культа» заслужить ей вряд ли удастся. Равно как не сможет она стать культовой и в узких кругах ценителей необычного, «другого» или, скажем, субкультурного кино, потому как по природе своей – это стандартное массовое (помним возраст и пол) зрелище. Впрочем, время покажет.

Татьяна Горшенина:
Думаю, фильм не выдержит проверку временем. Мне кажется, его снимали без веры в успех, и создатели, наверное, больше всех удивлены тем, что фильм стал популярным. Целевая аудитория призналась в любви к нему – «Сумерки» стали лучшим фильмом года по версии MTV. Но, судя по всему, это тот случай, когда результаты голосования заставили призадуматься. С другой стороны, бывало же, что тот самый канал раздавал свои награды охапками тем исполнителям, которых мы сейчас и не вспомним. Они отхватили свой кусок славы и так же, как Паттинсон, попадали под такси, спасаясь от не в меру резвых поклонниц, но сейчас годны только на то, чтобы посостязаться в «Боксе со звездами». Сумеречная сага продержится еще лет пять, пока не выйдут и не будут отсмотрены экранизации всех книг. Причем, не удивлюсь, если «Рассвет», как седьмой том «Поттера», разобьют на два фильма.

По моему убеждению, роман «Сумерки» заслуживал того, чтобы его экранизировали качественно и с выдумкой. Возможно, после сериала со Стюарт и Паттинсоном кто-нибудь еще, а не Summit, за это возьмется. Ну и, естественно, я не на Васятку надежды возлагаю. Сейчас у меня нет ни малейшего желания смотреть «Новолуние», потому что, пусть даже Вайц внесет в новый фильм какие-то усовершенствования, разочарование от снятых кое-как, отсталых и попросту никчемных «Сумерек» не позволяет серьезно относиться ко второму фильму, равно как и ко всем последующим. Проект студии Summit Entertainment загублен началом Хардвик.

Сергей Сысойкин:
По моему вести речь о культовости «Сумерек» все же не совсем корректно и правильно. Успех фильма сезонный и в дальнейшем, после выхода остальных частей о нем благополучно забудут. Даже вы, романтичные наши барышни, немного выветрили его из своих прекрасных голов. А то, что забывается и не имеет постоянной фэн-базы не может быть культом. Девочки-подростки вырастут. А за ними пустота. Сумеречная...
После того, как Тарантино перепахал понятие культа, называть что-то столь громком словом вообще неимоверно сложно. И надо тщательнее подбирать критерии. К «Сумеркам», как ни пытаюсь, не могу. Не культ это в привычном мне смысле слова. Хотя в последнее время сам статус несколько измельчал, съежился до размеров крошечной коробочки.

Натали Сиамская:
Говорить о культовости фильма на полном серьезе – изначально смешно. Для кого это стало культом? Для подростковой аудитории. Для восторженных девочек 12-16 лет. Кстати, возможно, и для взрослых тетенек тоже, которые внезапно, глядя на прекрасноглазого Роберта, вдруг ощутили себя юными девчонками, способными верещать при появлении кумира, рыдать при первых звуках знакомой до боли музыки, раскрашивать постеры с физиономией своего Бога сердечками или изводить помаду на лощеную бумагу плакатов…

Культ чего-то или кого-то изначально предполагает некую экзальтацию души (по-русски – сдвиг по фазе), глубокую погруженность в тему (по-нашему – фанатизм) и большую шишку на лбу от постоянных челобитий об пол возле изображения своего идола, вырезанного ножичком из березового пенька (кстати, рубленный профиль Роберта-Эдварда просто обязывает каждую поклонницу заняться народным творчеством – выпиливанию лобзиком или выжиганием по дереву)...

Большое спасибо создателям фильма за такую большую порцию позитива. Мне было легко и весело. Считаю, что это неплохое кино. Не шедевр, конечно, но и не такой уж отстой. Если смотреть на него под нужным ракурсом, можно получить массу положительных эмоций, главное – не впадать в крайности. И если не суждено «Сумеркам» как душещипательной мелодраме пробиться сквозь наросший зрительский цинизм (как в моем случае), то оценить его с точки зрения (случайно получившейся) комедии вполне реально.

Игорь Талалаев:
Что ж, кажется, «Сумерки» разобраны по кирпичику и уже не представляют никакой загадки. С ними все предельно ясно – бьющий по детским мозгам романтизм, необычный, но не выдающийся антураж, харизматичный главный герой, популярная книжная серия в основе и большое везение с моментом выхода на экран. Все просто, но нельзя не отметить, что все-таки не каждый день все эти факторы складываются вместе, чтобы сформировать вокруг себя бешеную популярность. Пожалуй, оно и к лучшему. Ведь романтически настроенные барышни на эмоциях могут не заметить огрехи фильма. Или простить их. Но если в виде романтики представлено нечто дешевое и примитивное, то окружающие не могут не удивляться. Как не могут не забить тревогу те, кто особенно отчетливо видит проглядывающий скелет недостатков сквозь потертый лоск романтической шкуры фильма. А уж дело читателей – дальше падать на колени перед своими кумирами или задуматься. Задуматься и простить. Вдруг дальше будет лучше?

В любом случае, если серию книг Майер и можно назвать в определенной степени культовой, то экранизации это еще предстоит доказать. И сделать это будет непросто. Девочки, как известно, имеют обыкновение взрослеть...
Нравится
 
Комментарии:
1. Ночной Киноман 16.09.2010 23:30
виноваты 14 летние девочки, а что делать, фиг знает, ничего с этим не сделаешь.
2. Александр Елизаров 26.09.2010 19:33
ИМХО, феномен Сумерек вскоре может и не уйдет, но уж точно будет переосмыслен и это поколение поймет, что Сумерки - всего лишь новая мода, которая скоро уйдет. Безусловно, на ее место придет еще одна такая же серия, но теперь остается только надеется на лучшее и ждать окончания этой саги, которая уже порядком изъела мозг практически всем!)
3. Игорь Талалаев 20.10.2010 03:53
Вампиры настолько всех заколебали, что кровососы уже по умолчанию вызывают отторжение. Так что скоро ждем моды на призраков или байкеров.
4. lehmr 03.12.2010 05:31
О, вот что: за последнее десятилетие получилось только две ширпотребные франшизы с неимоверно культовым статусом среди несовершеннолетних. Это "Гарри Поттер" и (сюрприз) "Сумерки". И я вот думал: а кто всё же круче? Поэтому премьеру нового "ГП" ждал лишь для того, чтобы сравнить размеры ажиотажа. А потом решил маму сводить на "Поттера", потому как она поклонница книжной серии Роулинг.

И вот что опупительно: "Гарри Поттер", которого я смотрел до третьей части (и которого всё же считал гораздо лучше "Сумерек", знакомство с коими для меня окончилось смехом, перемешанным с отвращением, на первом фильме) - так вот, "ГП" сняли так же, как вампирскую лабуду! Та же стилистика, те же деревянные лица и та же муторность происходящего на экране. Это меня действительно проняло. Очевидно, что создатели "Даров смерти" подстроились под мейнстрим, отказавшись от собственной сказочной линии, начатой когда-то Коламбусом (мне не верится, что у Роулинг такая же муть в книжке - но читать не буду, т.к. и иной мути мне не надо). Видимо, поняли, что из пубертатных девах с фотографией Паттинсона на футболках можно выбить гораздо больше денег, чем из кого бы то ни было.

Так что же можно сделать с этим феноменом "Сумерек", который без труда подминает под себя даже такого гиганта, как очкастого волшебника со шрамом?

Думаю, ничего. Надо терпеть.
5. Игорь Талалаев 13.12.2010 20:16
Знаешь, а последние книги Роулинг все-таки смахивают на "Сумерки". В том смысле, что там тоже все мучаются и не знают, как им поступить, кого целовать, а кого нет... но там все-таки присутствует интересный полудетективный сюжет.

В "Затмении" насмешила АРМИЯ ВАМПИРОВ. 15 человек, чью крутизну описывали пол-фильма, говоря что НИ ЗА ЧТО нельзя идти на них в лоб, иначе в клочья порвут. И что же в итоге? Эпическая потасовка - Каллены выбежали В ЛОБ АРМИИ и порвали всех вообще без потерь. Ужас и мрак. В поттериане хотя бы по сюжету Роулинг время от времени гибнут какие-то персонажи, так что прозе Мейер до сказки о волшебнике еще расти и расти, как это ни смешно.
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 63 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2020. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Наверх

Работает на Seditio