Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Экспертиза / Сериал: Байки из склепа (Tales from the Crypt), 1989
Автор: Василий ЕгоровДата: 14.04.2010 21:48
Разместил: Стас Селицкий
Комментарии: (0)

БАЙКИ ИЗ СКЛЕПА (TALES FROM THE CRYPT)
Жанр: ужасы, триллер, комедия, детектив
1989, США, 22 мин.
Количество сезонов: 7
Режиссеры: Рассел Малкэй, Эллиот Силверштейн, Роберт Земекис
В ролях: Джон Кассир, Рой Броксмит, Мигель Феррер, Ларри Дрэйк, Лэнс Хенриксен

ЗАГЛЯНИ В СТЕКЛЯННОЕ ЦАРСТВО КАТОДНОГО УЖАСА


"Если же вам покажется во время просмотра ленты, что она слишком мерзкая, жуткая и отвратительная, значит она удалась".
Хранитель Склепа

Картина чрезвычайно тоскливая и ужасная. Поразительно угрюмые стены. До отвращения чахлые и седые черепичные крыши, словно усыпанные чешуями доисторических морских рыб. Весь ансамбль внушает сосущую боль в сердце, безотрадную пустоту и леденящую печаль. В этом проклятом месте постоянные сумерки и болотные испарения кружатся над кладбищем, вихрятся прозрачным инеем и оседают на неподвижные могильные плиты.

Хранитель ждет вас внутри мрачного жухлого особняка, терпеливо сдувая столетнюю пыль - страстный любитель замогильной драматургии. Рахитичный остов, связанных из сухих ломких палочек - пародия на человека - ужастишфил и маньяколюб. Рассказывая страшные сказки, живой мертвец святотатствует и отпирает спрятанные секреты каждого, мораль историй порою слащава и прямолинейно архаична. Алчные и высокомерные герои из веселых историй идут по страницам истлевших книг в демонический тупик и встречаются со своими страхами и пороками. Персонажи обугливаются на адском огне своих тайных преступлений, примеряя на себя кровавую рясу убиенных. Вальсирующая камера уловит на мгновение их предсмертный взгляд и экран потухнет. Мораль историй проста, как библейская истина; «Не делай того, чего не хотел бы сделать себе».

Первый сезон этого страшно веселого сериала, созданного по мотивам комиксов Уильяма М. Гейкса, стартовал в конце восьмидесятых и каждый вечер пускался в пляски смерти с любителями пощекотать шаткие нервишки. Весь сезон состоял из шести самостоятельных фильмов. Режиссерами новелл выступили сиятельные таланты Голливуда - Роберт Земекис, Ричард Доннер, Уолтер Хилл, Говард Дойч, куклощипательный Том Холлэнд и сентиментальная Мэри Ламберт.

«Человек в роли смерти»
Режиссер: Уолтер Хилл


Эта новелла, открывающая сезон, является данью уважения классическим черно-белым телехоррорам 60-х, таким как «Триппер», «Театр загадок Бориса Карлоффа» и «Альфред Хичкок представляет». Где традиционно в середине сезона вставлялась душераздирающая история про палача и его темные дела при гильотине. В данной новелле гильотину заменяет электрический стул, а палачом выступает жидковолосый парень со зрачками цвета йодной настойки. Всецело пронизанный удовольствием от своей работы, он получает странное удовлетворение от запаха гари, кипящей крови и мочи бывших душегубов, в судьбе которых он жирная точка с кривой, словно ухмылка, косой. Но в один не самый приятный день для мистера Талбота смертную казнь, как высшую меру наказания, отменяют. Нечистые на руки судьи один за другим отпускают на волю кровожадных и расчетливых убийц. Мистер Талбот, погруженный в мрачный ореол жалости к самому себе и ненависти к окружающему миру, твердо верит, что только он сможет остановить беззаконие и наказать распоясавшихся преступников. Человек в роли смерти. Но на самом деле Талботу приятнее лицезреть предсмертную агонию, когда десять тысяч вольт вонзаются в трепыхающееся тело, плавят мозги и сжигают внутренности, чем играть роль правосудия.

Первая история получилась в стиле комиксов Гейнса, но атмосфера чахлого и сырого склепа отсутствует напрочь. Неоновые всплески ночного города, стремящиеся ввысь в бархат черного неба, вертикальные строения контрастируют с горизонтальным и темно-подвальным обиталищем мертвого рассказчика. Убийства лишены эстетики садизма и старомодного обаяния бритв. Довольно слабое начало, но, как известно, для разогрева публики перед настоящим представлением выступает церемониймейстер-конферансье. Мистер Талбот хороший рассказчик, но безвкусный убийца.

«В канун Рождества»
Режиссер: Роберт Земекис


Когда ребенок перестает верить в Сайта Клауса - он взрослеет. Конфетный мир тает, растекаясь липкой смолой цинизма. Но Санта Клаус существует и следит за вами, он целый год подглядывает, когда вы собираетесь лечь спать, принимаете ванну, посещаете уборную и если вы вели себя очень дурно, он придет и накажет.

Вторая новелла является квинтэссенцией рождественских слэшеров, таких как «Черное Рождество» и «Тихая ночь, смертельная ночь» про кровожадных Санта Клаусов, но в то же время — прямым ремейком полнометражного фильма Фредди Френсиса «Байки из склепа» 72-го года выпуска по мотивам все тех же комиксов Гейнса.

Молодая женщина в самый сочельник испекла печенья, украсила елку, зажгла елку, пожелала дочке спокойной ночи и убила мужа ради страховки. Тем временем диктор местной радиостанции взволнованным голосом сообщает, что по рождественской традиции из психиатрической лечебницы сбежал опасный психопат-маньяк. Мужеубийца и не подозревала, что ее хату с краю облюбовал Санта Клаус с гигантским топором, успевший обезглавить четырех провинциалок в махровых халатах и плюшевых тапочках.

Но маньяк не подозревал, какой решительностью отличаются иные домохозяйки. Самая динамичная и эффектная из новелл, заключившая в себя ежесекундный саспенс и пречерный, словно подгоревший кофе, юмор. Антагонист неуклюж и весьма забавен. Героиня, пожалуй, самая глупая женщина в мире, тем самым и навлекает на себя неприятнейшее окончание новеллы. Примерив кровавое кольцо убийцы-мужененавистницы, она обручилась с неугомонным палачом-женоненавистником. Получилась весьма имманентная парочка садистов. А кто выиграет смертельную битву, догадаться несложно.

«А котяра-то… издох»
Режиссер: Ричард Доннер


Смерть – одна из редких случаев жизни. Все мы умираем лишь один раз, даже не прочувствовав до конца весь ужас и боль наслаждений этого великого момента.

Следующую байку можно назвать самой удачной во всем сезоне. Ричард Доннер, снявший фильм про мужчину в синих лосинах – «Супермена», вдохновлялся мифом про кошачьи страсти и выдал на свет жутко-веселую историю про Ульриха.

Как известно, у кошек девять жизней, а человеку при рождении дается жизнь в одном экземпляре, какой бы паршивой она ни была. Но безумным ученым в голову лезут действительно безумные идеи. Бедолага Ульрих жил в помойке мегаполиса, мусорные баки заменяли ему стол, а кроватью служила тонкая картонка. Но уже через месяц он был известным на всю страну Ульрихом-Неубиваемым. В ходе безумного, но тем не менее гениального эксперимента в его мозг был трансплантирован гипофиз кошки, и теперь у Ульриха девять жизней. Принародный суицид становится золотой жилой, Ульрих практически купается в деньгах и роскоши, а шкала его жизненных ресурсов стремительно летит к нулю. Его топят в гигантском аквариуме, обугливают на электрическом стуле, сдавливают упитанное горло в удавке виселицы, в конце концов, по заветам Эдгара Аллана По, хоронят живьем. Алчный Ульрих гребет деньги лопатой, пока с ужасом не понимает, что сбился со счета, и все девять жизней исчерпаны.

Булгаковские страсти наоборот выглядят чрезвычайно симпатично. Ульрих. конечно, не превратится в кошку и не будет мяукать, зато успеет умереть и воскреснуть ровно девять раз.

«Ничто не вечно под луной»
Режиссер: Говард Дойч


Красота спасет мир. Но иногда красота бывает роковой и всегда – невечной. Кожа станет дряблой, словно измятая бумага, волосы пожелтеют и выпадут, лицо опухнет, будто ужалила гигантская оса, а глаза превратятся в раскрашенное водянистое стекло.

Юную девицу легкого поведения влекут обжитые буржуями аристократические небоскребы, и ради осуществления мечты она готова пойти на убийство. Но в пропитанном пыльной древностью магазине чокнутый старичок предлагает красотке странную сделку…

Жрица любви выкидывает вульгарное прошлое и соблазняет богатого красавца холостяка. Красивые безделушки, дорогие вина и лимузины. Но в одно утро она с ужасом видит в зеркале лицо столетней старухи и вспоминает продавца чудес и их давнюю сделку. В погоне за красивой жизнью девушка лишилась красоты собственной, т ей достается лишь засохший кокон, из которого давно вылетела бабочка.

Поучительная и довольно интересная байка, в тысячный раз цитирующая народную мудрость «не родись красивой». Создатели спецэффектов и гримеры постарались на славу, и превращение юной ворожеи в дряблую развалину смотрится довольно впечатляюще. Ужас потери красоты – это действительно дамское занятие. Впрочем, дамам смотреть сие безобразие не рекомендуется.

«Любовь до гробовой доски»
Режиссер: Том Холланд


Самая слабая и кровавая часть сезона от создателя культового хоррора «Детские игры», но строго выдержанная в стилистиках калифорнийской готики и итальянского киномакабра семидесятых. Привидения, убийцы с топором, старинные особняки, обильно уснащенные винтажными объектами…

Молодая пара под звуки свадебного марша отправляется прямиком в преисподнюю на медовый месяц. Муж, жадно потирая грязные лапы, припрятал для жены пулю, а жена приготовила для брачной ночи кружевное белье и серебряную секиру. По всем традициям их настигает ужасная погода, дороги запутываются в клубок лабиринта, а на краю заброшенной трассы величаво высится южноготический дом, где уже горит огонь в готовности вот-вот греметь цепями прошлого.

Во время просмотра этой байки чувствуется некая экзистенциональная усталость. Много мужской обнаженки и очень много мужской крови. Женщины представлены кровожадными черными вдовами, которые беспощадно кромсают на куски похотливого самца после акта совокупления – довольно феминистический подтекст. Невзрачные деревенские клухи против искушенных городских метросексуалов-альфонсов – действительно болезненно ужасное зрелище. Но если быть абсолютно честным, то режиссер Том Холланд и до этого прославился алогичными сюжетными ходами в своих «Детских играх».

«Для полноты коллекции»
Режиссер: Мэри Ламберт


Старый, вечно нервный Джонас 47 лет жил только собственной работой, но, достигнув пенсионного возраста, к большому удивлению обнаружил, что у них с женой нет ни внуков, ни детей. А постоянно живущая а одиночестве жена помешалась на домашних животных. Джонасу не нравится, что благоверная жарит для собак бифштекс, а ему приходится довольствоваться кошачьей едой, что в ванне лениво плавают аквариумные рыбы, а под ногами вечно путается живой комок шерсти. Облако конфликта начинает чернеть и греметь горластым ревом грозы. Пока умалишенная Анита с ужасом не обнаруживает, что все любимые животные пропали.

Самая последняя новелла, снятая ярой любительницей домашних животных и стивенкинговских страстей, выглядит птенцом, который выпал из свитого идиотизмом гнезда дешевых телевизионных комедий с картонно-павильонными декорациями и ужасно несмешным сортирным юмором. Получилась хоррор-версия «Женатых с детьми» для зрителей пенсионного возраста. Диетический юмор с нелепыми ушибами и падениями без гротескно-истеричного смеха за кадром будто щадит стариков, дабы те не вывихнули ничего при смехе. Актеры играют до телевизионной халтуры отвратительно. Если госпожа Ламберт преследовала цель погрузить зрителя в прожженный дешевыми сигаретами и растворимым кофе мир ситкома, то дамочка слишком перестаралась с поставленной задачей и забыла, в каком жанре снимает новеллу.

***


После успеха первого сезона создатели решили продолжить кровавую телеоргию. В качестве режиссеров в свое время выступили известнейшие голливудские актеры, такие как Арнольд Шварцнеггер и Том Хэнкс, что делало упор на ироничность сериала еще больше. Каждый сезон вносил свои правила и свой неповторимый юношеский задор, либо сдержанную помпезность старости. Знаменитая начальная заставка с древним домом, который будто вырос из под букв Эдгара Аллана По, появилась лишь в третьем сезоне, пропитанным зловеще потусторонней музыкой, которую написал Дэнни Эльфман. Мир сериала становился богаче, укрепляясь в сердцах тысячи фанатов, а Хранитель Склепа стал первым в мире суперзвездой-нежитью. Культовый сериал продержался до середины девяностых, после врата склепа жалобно скрипнув, будто им невыносимо больно, закрылись навсегда. Легкое дуновение потустороннего больше никогда не исходило от стеклянных экранов телевизоров.

Культовый писатель Стивен Кинг однажды сказал: «Жанр ужасов неуютно чувствует себя на телевидении, которое в шестичасовых новостях показывает черных чжиай с оторванными ногами, сожженных напалмом детей и горящие деревни». Многим покажется, что Кинг как раз тот человек, который не имеет ничего общего с телевидением, но добрая часть его графоманских изысков адаптировались специально для телефильмов по скучным субботним вечерам. Но Кинг не учел, что ужасы могут не только пугать, но и изрядно повеселить и поднять настроение, фонтанировать эндорфином и обливать холодным адреналином – это ужас пошляка и неслабый жанровый коктейль для истинных фанатов – смертельно смешно и до ужаса мило.

Василий Егоров


Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 121 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2021. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Наверх

Работает на Seditio