Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Общие / Люди говорят / Прямая речь: Андерсон и Йовович об «Обители зла 6»
Автор: Анна ЕнтяковаДата: 18.02.2017 11:38
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)
14 февраля столицу в рамках промо-тура новой «Обители зла» посетили бессменная исполнительница главной роли Милла Йовович и режиссёр Пол У.С. Андерсон.


Милла ворвалась в зал «Ритца» как ураган – и мгновенно разбудила полусонных журналистов: смешливая, искренняя и очень экспрессивная, она на забавной смеси языков заявила, что о фильме будет говорить на английском, а вот «поговорить о том, о сём» можно и на великом могучем. Пол Андерсон был не менее улыбчив, но скорее сдержан, предоставляя супруге и возможность как следует оторваться, и поотвечать на вопросы журналистов (которых было непривычно много) за двоих.

– Привет!, – радостно обращается Милла к залу, и многие тут же ей отвечают.

Первый же вопрос о том, как прошла поездка и не слишком ли холодно в Москве, она прерывает на полуслове: «Сегодня плюс 2, вообще тепло!»

– Ну, для вас, у вас плюс двадцать пять каждый день, – возражает модератор Артём Королёв. – В Лос-Анджелесе. [Здесь], наверное, чуть-чуть прохладней?

– Немножко, да, прохладно, – улыбается Йовович. Отвечает, слегка путаясь в окончаниях: – Только сфотографировалась наверху. Всё в снеге, и я со своими маленькими туфельками... Но после пять минут, конечно, невозможно быть на улице. Я очень люблю Москву, так красиво здесь… Всегда прелесть обратно приезжать.

Тут Милла поворачивается к мужу и начинает на английском объяснять ему, о чем был разговор, Артём Королёв повторяет вопрос о том, как гостей встретила столица.

– Слушайте, я с севера Англии, поэтому немножко помёрзнуть для меня – это совершенно нормально, – иронично отвечает Пол Андерсен. После того, как паре задают новый вопрос, Милла опять бросается на помощь и начинает переводить на английский, на что Пол гордо демонстрирует ей наушник для синхронного перевода и шутит, что его русский в последние дни стал очень даже неплохим и он в курсе беседы.

– Будет ли «Последняя глава» действительно финалом для истории Элис?

Милла Йовович:
Все наши ленты заканчиваются так… где-то открыто, но это не такая безумная концовка, как в других фильмах с кучей взрывов.

Пол Андерсон:
Это эмоциональный финал, разрешение личного конфликта. Это кульминация нашей серии.

Милла Йовович:
Мы старались сохранить традицию открытых концовок, но в этот раз это уже эмоциональное, личное завершение истории. История Элис замыкается, проходит полный круг.

– Как прошел процесс интеграции вашей дочери в кино, насколько сложно вам вообще было ее туда отдать, помогали ли вы ей советами? (одну из ролей в «Последней главе» сыграла девятилетняя дочь Миллы Эвер – прим.авт.)

Милла Йовович:
– Вы знаете, наша дочка, когда ей было пять лет, сказала «Мам, я хочу быть актрисой». Я подумала: ой, боже. Пять год! И я сказала – ты должна читать, ты должна очень хорошо читать. В этот год она много читала, она будто бы перескочила две ступеньки за раз. И когда ей было шесть, она сказала: «Мам, я теперь читаю очень хорошо, можно ли быть актрисой?» Я думаю: что мне сейчас сказать? «Ну, нужно брать классы актёрского мастерства». Она сказала «хорошо», и теперь каждый уик-энд она идет на занятия, и она очень любит эти занятия. И когда Пол написал эту роль в фильме, мне показалось, что это отличная возможность поработать не только с мужем, но и с нашей дочкой, которая очень хочет стать актрисой. Видно в фильме, что она очень вкладывается в свою роль. И как актриса она уже проявляет себя довольно выдающейся. С точки зрения советов – я бы никак не хотела бы влиять на её внутренние чувства, её инстинкты, на её понимание персонажа. Она очень естественно смотрится в кадре, и это скорее я спрашивала её, как бы она посоветовала мне себя вести на камеру. Мне кажется, она это всё взяла от своей бабушки.

Артём Королёв:
Этот фильм получился полностью семейным, да?

Милла Йовович:
Определенно.

– Я знаю, что вы сами выполняете трюки, расскажите о съёмках самого сложного?

Милла Йовович:
Ну, конечно, все трюки они были больше, масштабнее, чем мы когда-либо делали. Самые долгие сцены боя… Тот эпизод, где мы с Йеном Гленном дерёмся на крыше бронемашины, состоял из 250 движений, на эти съёмки у нас ушло примерно две недели или даже больше. Для меня это определенно было трудно: мы снимали весь день на жаре и это требовало огромной физической подготовки. Не менее сложным процесс был и для зомби, которые преследовали нас. Четыре часа грима каждое утро, а потом они бегали по этой жаре часами. Но самой уникальной экшн-сценой, самой сложной, наверное, была драка, когда я была подвешена вниз головой. Мы никогда ничего такого не делали, и было сложно технически и эмоционально сделать так, чтобы это выглядело выразительно и цельно, чтобы у меня лицо не было перекошено (смеется). Но в конце все выглядело хорошо, просто замечательно.

Пол Андерсон:
Когда актёры читают в сценарии, что их подвесят за ноги и они будут висеть вниз головой, и какие-то другие люди будут их бить автоматами, обычно они говорят нет, мы не будем так делать, а Милла говорит: надо вносить больше таких сцен в фильм!

Милла Йовович:
Нужно десять парней, которые будут меня бить (азартно улыбается).

– Какой монстр у вас самый любимый, кого вы с большим удовольствием крушили?

Милла Йовович:
Знаете, я считаю, что самые страшные монстры – это люди. Поэтому, наверное, для меня самый страшный злодей, лучший злодей – это Йен Гленн. Он замечательный человек в жизни – спокойный, тихий, очень умный, очень выразительный. Но в кадре он…

Пол Андерсон:
Абсолютное зло.

Милла Йовович:
Он очень злой в кадре, это просто невероятно. Не знаю, монстр… Не знаю. Мне всегда нравятся зомби – они всегда лучше, с каждым фильмом. И сейчас люди знают, как играть зомби – когда мы начинали 15 лет назад никто не знал, как делать грим для зомби, как играть зомби… А сейчас у нас есть целая культура, целая группа статистов, которую мы нанимаем…

Пол Андерсон:
Которая профессионально занимается игрой зомби.

Артём Королёв:
И они кочуют из одного фильма в другой, из одного сериала в другой.

Милла Йовович:
Да, да! И они прекрасно знают, как ходить, как трясти конечностями.

Пол Андерсон:
Когда мы снимали первую часть, никто не снимал фильмы про зомби уже на протяжении пятнадцати или двадцати лет. Нам нужно было обучать наших статистов.

Артём Королёв:
Вы были пионерами.

Пол Андерсон:
А теперь мы говорим им хватит переигрывать! Давайте поменьше зомби-элементов, побольше человеческих (улыбается).

– Сегодня так совпало: день всех влюбленных, «Обитель зла»… Можно ли сказать, что она вас сплотила, соединила и стала залогом вашей семьи?

Милла Йовович:
(сначала не понимает, о чём идет речь) Точно, сегодня же день святого Валентина!

Пол Андерсон:
Ничто не звучит так романтично, как «зомби».

Милла Йовович:
Такой романтический день… Знаете, я никогда не думала, что у нас будет пресс-конференция в день святого Валентина… Но вообще это прекрасный фильм для 14 февраля, чтобы сводить свою подружку в кино – она испугается. (заговорщически улыбается)

Пол Андерсон:
Это отличный день, чтобы посмотреть такой фильм, а Милла – тот человек, с которым идеально смотреть подобные ленты. Мы показывали кусочек фильма, ту часть, где она дерётся вниз головой, в Бразилии. И Милла почти упала со сцены, потому что испугалась.

Милла Йовович:
Да, это было очень страшно, и я правда испугалась… Я знала, что произойдёт дальше и несмотря на это, я всё равно подпрыгнула (обращается к Полу) – отличная работа!

– Тяжело ли было совмещать съёмочный процесс и материнство?

Милла Йовович:
Ну, было тяжело, но всё равно было очень интересно, потому что я кормила ребенка и… после каких-то трюков или моего бегства от зомби, Пол говорит «Всё, снято, [перерыв] десять минут». И я бегу в трейлер, где ребенок спит, чтобы её покормить, пока есть немножко времени. И было смешно, потому что эти локации… они разрушенные, мрачные и опустошенные, всё взрывается, вокруг бродят толпы зомби, всё выглядит, как конец света. Трупы, свисающие с моста – а у меня на руках маленькое розовое одеяльце, в котором лежит моя девочка. Я нянчу её, а в этот момент подходит зомби и говорит «ой, она такая милая!». Это выглядело совершенно нереально, сюрреалистично.

Пол Андерсон:
У меня есть фотография этого момента, очень напоминает Алису в стране чудес. Чудесные воспоминания. И – бедный ребенок! – Милла вся покрыта ненастоящей кровью, всё в грязи, порванное, уничтоженное, все эти костюмы – и всё рядом с ребенком.

– Следите ли вы за русским кинематографом, какие последние фильмы смотрели?

Милла Йовович:
Ты знаешь, я после ребенка не очень много фильмов смотрю… Мы больше, когда есть неделька [на отдых], больше смотрим Нетфликс и тв-шоу. Это как… выключить голову, как сказать?

Пол Андерсон:
Да, так и есть, «отключить голову».

Милла Йовович:
Выключиться… Ну, фильмы я не очень смотрела, даже «оскаровские» еще не видела, хотя они есть у нас дома на дисках.

Пол Андерсон:
У нас двое детей, понимаете, поэтому в основном фильмы, которые мы смотрим – это что-то про барби, пиксаровские мультики…

Милла Йовович:
«Маша и Медведь»...

Пол Андерсон:
И «Лунтик». «Маша» и «Лунтик» почти всё время.

Милла Йовович:
Так что наши любимые режиссеры из России – создатели «Лунтика» и «Маши и Медведя». (смеётся)

– Какая часть была самой значимой и эмоционально запоминающейся?

Милла Йовович:
На фильме? Я думаю, когда я работала с моей дочкой, это было волшебно. Для меня как для матери быть на съемках с мужем и ребенком и видеть, что у моей дочери такая любовь и страсть к acting… как сказать…

Артём Королёв:
К актёрскому мастерству… в общем, мы поняли. (смеются)

Милла Йовович:
Кажется, да, именно тот момент, когда я работала со своей дочерью – это была самая интересная, самая важная и самая эмоциональная [часть], потому я до конца своей жизни не забуду этот момент, когда моя дочь увидела своё предназначение и дело своей жизни. Мне кажется, любой родитель мечтает увидеть, как ребёнок находит себя в жизни, находит своё призвание и свою страсть. И они добиваются успеха, когда занимается тем, что им удается. Я вижу, что эта страсть становится всё больше и больше со временем и у неё определенно есть талант… Это меня очень радует.

– Многие актёры очень не хотят, чтобы дети шли за ними и тоже выбирали актёрскую профессию, потому что она довольно сложная. Вы стопроцентно поддерживаете свою дочь в её выборе?

Милла Йовович:
Когда она впервые сказала, что хочет быть актрисой, я была в ужасе. Потому что я знаю, насколько это тяжелая работа. Очень много отказов, очень много внимания прессы и людей. Многие будут говорить неприятные вещи на протяжении всей карьеры. Конечно, мне было страшно. Но я решила проверить её: сказала «Если ты хочешь добиться успеха в этом, тебе нужно делать одно, другое, третье». Если она достаточно сосредоточена и действительно выполняет всё, что от неё требуется, для меня это очень большой показатель, что это не просто какое-то детское увлечение, которое быстро пройдет. Бывает часто, что дети говорят «Я хочу заниматься этим и этим». И ты отвечаешь «нужно делать вот это, вот это и вот это». И она на следующий день это забывает. Естественно! В девять лет – это нормально. Но моя дочь концентрируется на актёрской работе, она очень внимательно относится к тому, как она занимается актёрским мастерством, чтением. Она показывает, что ей это очень важно и я понимаю, что должна её поддержать. И у неё действительно есть талант к этому.

Пол Андерсон:
Можно ходить на большое количество занятий по актёрскому мастерству, но это не значит, что ты научишься быть актёром. Меня очень впечатлило то, как она отыграла свою роль в фильме, насколько была увлечена процессом.

Милла Йовович:
В фильме есть сцена, где хоронят её отца, и она плачет. Я спрашиваю: о чём ты думала в этот момент, почему ты смогла расплакаться? И она говорит – а мы снимаем сцену, идёт дождь – она говорит: «Я просто представляю, насколько это одиноко там внизу, под дождем». Это какое-то безумие, она ещё маленький ребенок…

Пол Андерсон:
И дело не только в том, что она может заставить себя расплакаться, не только в эмоциональном вовлечении. Она при этом ещё очень хорошо понимает, что происходит с точки зрения камеры. Камера медленно перемещалась от лица Йена Гленна к её лицу, и она плакала только тогда, когда камера была на неё направлена – мы проверяли. И оба раза, когда она поднимала глаза к камере – эти глаза были в слезах. Я знаю много взрослых актёров, которые могут выдать тебе любую эмоцию, но они совершенно не понимают, как снимается фильм. В этом смысле она имеет большую фору, потому что она понимает технологию [съемки], потому что она росла на съёмочной площадке.

Артём Королёв:
Ей есть откуда черпать вдохновение, есть у кого учиться.

Милла Йовович:
Слушай, ей есть у кого учиться и нам есть чему учиться у неё. Это удивительно. Для меня это было очень тяжело – и моя мама вам расскажет сколько времени мы должны были репетировать, потому что я не чувствовала свою роль, не знала, что делать с персонажем, я не всегда могла это понять. А у моей дочери есть какое-то внутреннее ощущение, природный дар, который позволяет ей вести себя очень естественно и очень убедительно на съемочной площадке. Ей это дается очень легко.

– Пол, собираетесь в будущем работать с франшизами, связанными с видеоиграми?

Пол Андерсон:
Знаете, возможно. Я думаю над лентой под названием «Охотник за монстрами» на основе видеоигры компании Capcom, той самой, что создала «Обитель зла». Мне нравятся видеоигры, мне нравятся фильмы, и мне кажется, что делать фильмы из видеоигр – это естественный шаг.

– Вы играете такую волевую женщину, а в жизни вы какая?

Милла Йовович:
Ну, я думаю, это… как сказать… depends…

Артём Королёв:
Зависит…

Милла Йовович:
Зависит…

Артём Королёв:
от…

Милла Йовович:
Зависит от времени…

Артём Королёв:
От ситуации.

Милла Йовович:
(смеется) На какой-то день я очень сильная, на какой-то – не такая. Я думаю, у всех бывают дни, когда всё классно, а иногда – нет. Всё проходит и приходит волнами. Уровень уверенности, особенно у женщин – бывает ты сильная, бывает – ты слабая. Иногда чувствуешь, что ты контролируешь всё, что происходит в жизни, иногда – что всё валится из рук и ничего не может помочь. Особенно когда Пол рядом и может приготовить чай (притворно сдавленно шепчет) Я просто не могу пошевелиться!

– Грустно ли прощаться с героиней?

Милла Йовович:
Ну, конечно! После пятнадцати лет работы над персонажем Элис. Для меня это было невероятным испытанием и путешествием не только в моей карьере, работе, но и в личной жизни. Элис – очень важный для меня персонаж, она многому меня научила. Мне кажется, что она меня вдохновляет во многом. Это такой человек, которого я очень уважаю, и это помогает в моей повседневной жизни – когда мне грустно, когда всё наваливается, я ищу в себе эту внутреннюю Элис и пытаюсь прожить этот день, справиться со всеми трудностями. Конечно, трудно прощаться с персонажем, с которым ты работал столько времени, но в тот же момент – это 15 лет, 6 великолепных фильмов. И мне кажется, этот – определённо самый лучший из того, что мы делали во франшизе. Знаете, актёры… Мы – такие люди, которые всё время ищут что-то новое, не стоят на месте. Не то чтобы у нас есть один персонаж или одна работа, которую мы делаем всю жизнь. Может быть, ты пару лет работаешь над персонажем и фильмом, может быть нет. Если работаешь – здорово, но ты никогда не знаешь, что случится завтра. Сейчас я официально безработная актриса, завтра утром у меня нет никакой работы. Поэтому да, бывает страшновато, но поэтому это интересная профессия, интересная отрасль. Ты никогда не застреваешь в гарантированном рабочем месте с 10 до 6. Ты встречаешься с новыми людьми, иногда не работаешь вообще. Иногда у тебя есть время завести ребенка и проводить время с детьми. Мои дети расстраиваются, когда мы уезжаем в пресс-туры. И Пол недавно сказал по этому поводу: «Мама могла бы быть солдатом и тогда бы она уезжала на целый год, и ты бы ее не видела долгое время. Или она могла бы работать на нефтяной вышке, и ты тоже не видела бы ее по полгода». Поэтому по сравнению с такой работой это не так страшно.

Артём Королёв:
Я хочу сказать, что за последние три конференции, которые я вёл, на этой задают самое большое количество вопросов.

Милла Йовович:
Да? Прекрасно. (улыбается)

– Какого персонажа из русской литературы вы бы сыграли?

Милла Йовович:
Анна Каренина! Конечно! Может быть, уже немножко старая для Анны Карениной. (снова смеётся)

Пол Андерсон:
(заинтересованно предлагает) Лунтик?

Милла Йовович:
Маша! Или нет. Я буду Медведь! (начинает корчить рожицы)

– Вопрос скорее больше к Полу. Во второй части, насколько я помню, создателем вируса был доктор Эшфорд. Он его создал, чтобы вылечить свою дочь. А в шестой части вирус создал Джеймс Маркус. Вот как так вышло, что создатель изменился по ходу сюжета?

Милла Йовович:
О-оу. Мне уже неловко от этого вопроса.

Пол Андерсон:
В ранних версиях мы объясняли тем, что была некая клетка, которая лечила болезнь, а Т-вирус стал оружейной версией этого лекарства. И у нас было несколько персонажей, один из которых разработал лекарство, а второй – непосредственно Т-вирус, которым потом заразили всех людей. Существует очень длинное вступление фильма, в котором всё было объяснено, но я решил вырезать этот кусок для людей, для того, чтобы те, кто впервые смотрят «Обитель зла» не путались, для более широкой аудитории. Я подумал, да, хадкорные фанаты могут сказать мне, что я не прав, но я потом смогу это объяснить лично. Но это такая вещь, которую мы изначально сделали и объяснили, но это в итоге осталось на полу в монтажной комнате.

– Что вы посоветуете молодым актёрам российского кинематографа, на что сделать упор, чтобы достигнуть подобного успеха как у вас?

Артём Королёв:
(полушёпотом) Приехать в Лос-Анджелес.

Милла Йовович:
Не только приехать в Лос-Анджелес, Артём, ты знаешь, там тоже сложно. Конечно, нужно работать. Другая значимая вещь, которую должен запомнить актёр – не воспринимать всё на свой счет. Многие актёры как раз очень часто относятся к этому как к чему-то личному. В этой отрасли важно быть чувствительным, но важно, и чтобы людям нравился твой фильм, нравилось, как ты отыграл. Но с другой стороны это очень болезненно, когда ты чувствуешь, что людям не понравилось то, что ты делаешь, когда перед твоим лицом захлопывают дверь или просто отказывают. Нужно быть сильным, понимать, что это очень сложная работа. И я всегда делала что-то, чтобы оставаться заинтересованной. Одна из главных проблем работы актёра – ты можешь оказаться одержим своей работой, своей карьерой. И ты становишь очень плоским, «одномерным» человеком. Актёры должны развивать себя, читать, путешествовать и быть интересными людьми, потому что, в конце концов, люди хотят работать с теми, с кем им интересно и приятно. Ты можешь быть самым талантливым человеком в мире, но, если у тебя сложный характер и с тобой проблемно общаться и работать, тебя могут и не нанять во второй раз. Вообще вопрос очень хороший, спасибо. На эту тему можно много говорить – об актёрстве, о сложностях, которые встречаются на пути… Хочешь добавить что-то (обращается к Полу), ты же режиссер?

Пол Андерсон:
Я очень рад, что я не актёр. Я вижу, как трудно им приходится на съёмочной площадке, как им нужно вкладываться в то, что они делают. Конечно, я тоже переживаю, когда люди не принимают мой фильм, но актёрам ещё сложнее, потому что, когда отвергают мою работу – отвергают всего лишь работу, а когда отвергают актёра – как будто отвергают человека. Ведь когда кто-то говорит, что тебя не возьмут на роль, ты всегда будешь воспринимать это на свой счет, потому что с отказом сталкиваешь лично ты и никто другой. И Милла говорит правильную вещь – нужно не только быть чувствительными, но и иметь толстую кожу, чтобы со всем этим неприятием, отказами и критикой можно было как-то жить. Долгая подготовка, устойчивость и готовность к испытаниям – это то, что нужно, в этой отрасли ты сам творишь свою удачу.

– Милла, что тебя может заставить остаться в России – пельмени, Аэрофлот, Путин?

Милла Йовович:
Ну, конечно, пельмени… Я бы осталась. Хорошие пельмени нелегко найти (смеется). Вы знаете, я бы хотела приехать сюда на пару месяцев и увидеть больше России. Потому что я всегда приезжаю в Москву на пару дней, работаю и уезжаю. И так я езжу по всему миру – на пару дней, а потом – домой. Было бы здорово с обеими дочками приехать сюда на пару месяцев и увидеть Россию настоящей… не настоящей, но (подбирает слова) увидеть больше, чем только Москву. Я десять лет назад была в Киеве и это было великолепно, я бы хотела в Петербург поехать, в какие-то другие места. (думает еще пару секунд и снова повторяет) Увидеть страну.

Тем же вечером Пол Андерсон и Милла Йовович представили картину на специальном показе для фанатов.

Анна Ентякова

«Обитель зла: Последняя глава» в прокате с 10 февраля
Фотографии представлены компанией WDSSPR
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 22 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2019. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio