Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Культовое кино / Индиана Джонс
Автор: 5 шт.Дата: 27.10.2014 14:00
Разместил: Данил Вейдер
Комментарии: (0)
Рассказывать о культовости «Индианы Джонса» – это примерно как растолковывать, почему людям нужно дышать, а свиньи не летают. Такое кино нужно просто посмотреть.


Жанр: интересная неправдивая археология
США, 1981, 1984, 1989, 2008
Режиссер: Стивен Спилберг
В ролях: Харрисон Форд и остальные

ИНДИАНА ДЖОНС: В ПОИСКАХ УТРАЧЕННОГО КОВЧЕГА
(Raiders of the Lost Ark)

«Хорошие идеи приходят только в спокойный ум», – гласит восточная пословица.

Джордж Лукас, приехавший в отпуск на Гавайи после изнурительной работы над «Звездными войнами» следить за кассовыми сборами пятого эпизода, и Стивен Спилберг, отдыхающий там же сразу после премьеры «Близких контактов третьей степени», убедительно доказывают правдивость этих слов.

Ведь именно там, на солнечных Гавайях, зародился их знаменитый совместный проект – «Индиана Джонс».

Спилберг, лепя на пляже башенки из песка, сообщил приятелю, что хотел бы заняться следующим фильмом о Джеймсе Бонде, на что Лукас ответил ему: «У меня есть кое-что получше – настоящий супергерой, безо всяких там вспомогательных технических штучек».

Джордж рассказал Стивену, что еще в 1973 году они с Филипом Кауфманом («Невыносимая легкость бытия», «Перо маркиза де Сада») написали четыре небольших истории о приключениях отчаянного археолога по имени Индиана Смит. Его прототипом послужил немецкий майор СС Отто Ран, с маниакальной страстью искавший Святой Грааль всю свою недолгую жизнь.

Заменить чашу на ковчег предложил Кауфман, который еще в детстве узнал о загадочной реликвии в кабинете у своего стоматолога. Ну, а Лукас придумал имя для главного героя – Индиана – так звали его собаку породы маламут, которая также является прототипом Чубакки из «Звездных войн». В итоге Джордж переключился на «Звездные войны», а история об археологе была отложена на полку.

Заняться съемками должен был Филип, но внезапно ему предложили другой интересный проект («Джоси Уэйлс – человек вне закона» с Клинтом Иствудом), и сценарий снова был забыт на неопределенный срок.

Спилберг живо заинтересовался «Искателями утраченного ковчега» (Raiders of the Lost Ark) и незамедлительно приступил к работе. Отшлифовать историю был приглашен сосценарист пятого эпизода «Звездных войн» Лоуренс Кэздан, а функции продюсирования на начальном этапе Лукас разделил с Фрэнком Маршаллом (позже ставшим известным по трилогии «Назад в будущее», а также картинам «Кто подставил кролика Роджера?», «Белый плен» и «Шестое чувство»).

Три дня Стивен, Лоуренс и Джордж сидели перед диктофоном и обсуждали возможные повороты сюжета. Каждый предлагал сцены, которые ему хотелось бы видеть в фильме. Следующие 6 месяцев Кэздан расшифровывал записи, насыщал их юмором и готовил первый вариант сценария – по старинке, от руки, без помощи печатной машинки. Как это частенько бывает у творческих людей, при обсуждении сюжета троица несколько увлеклась, и стало ясно, что некоторые захватывающие сцены снять не удастся – на них просто не хватит бюджета. Некоторые из них впоследствии все же удастся реализовать – например, сцена прыжка с самолета в реку увидела свет в сиквеле.

Спилберг признается, что некоторые из особо захватывающих сцен они позаимствовали из… любимых комиксов о Дядюшке Скрудже (бегство от катящегося валуна, хитрые ловушки и многое другое), а также из старых приключенческих сериалов. Кстати, Стивен намеревался позаимствовать кое-что и из научной фантастики – речь шла о механической руке для нацистского злодея, но Лукас наложил вето на эту хулиганскую идею. Но в итоге фильм все равно оказался насыщен забавными отсылками к «Звездным войнам» (см. неподалеку).

Возникали споры и касательно самого образа главного героя. Внешний вид, несмотря на странное сочетание предметов гардероба, устраивал всех, хотя, сказать по правде, археолог мог выглядеть как угодно, но только не так – в потертой кожаной куртке и мятой шляпе, с сумкой от противогаза, револьвером и кнутом. А вот на характер Индианы взгляды у создателей были противоположными. Лукас настаивал на плейбое в стиле Джеймса Бонда, а Спилберг и Кэздан видели персонажа более мрачным, нуарным алкоголиком.

Для лучшего понимания того, как все будет выглядеть на экране, были наняты четыре художника, рисовавшие «Искателей…» кадр за кадром день и ночь (кстати, ни до, ни после Спилберг не имел настолько масштабной работы художников). Таким образом, спустя девять месяцев сценарий был завершен.

Начался следующий этап – обивание порогов киностудий. Несмотря на интересную историю, никто из производителей не спешил вкладывать деньги в этот проект. Студии не верили, что столь масштабную историю возможно снять за 20 миллионов долларов. Да и в таком случае казалось маловероятным, что картина в стиле приключенческих сериалов 40-х сможет окупиться. К тому же, вошедший во вкус после успеха «Звездных войн» Лукас еще и поставил условия – авторские права и все сборы, выше оговоренной суммы, должны отойти к нему.

В конце концов, на риск пошла студия Paramount, которая также выдвинула свои требования – еще четыре фильма совместно с кинокомпанией Джорджа, Lucasfilm.

Контракт был заключен, настало время набирать актеров. О Харрисоне Форде твердили в один голос и Спилберг, и продюсер Маршалл, но Лукас был непреклонен: «Его и так слишком много у меня, я не хочу быть вторым Скорсезе с его вечным Бобом Де Ниро» (к тому времени Форд уже играл у Лукаса в «Американских граффити» и «Звездных войнах», куда Джордж так же не хотел его брать, чтобы Харрисона «не стало слишком много»).

Ну что ж, Стивен пошел на уступки старому другу. Из всех предполагаемых кандидатов (а их было немало – Ник Нолти, Билл Мюррей, Стив Мартин, Джек Николсон, Джефф Бриджес и другие), Стивен склонялся к кандидатуре Тома Селлека. Однако, когда стороны вроде бы договорились, оказалось, что актер занят в сериале «Частный детектив Магнум» (по иронии судьбы, съемки которого в итоге начались после того, как «Искатели утраченного ковчега» были закончены). В такой ситуации раздумывать уже было некогда, и Лукас, наконец, позвонил Форду. Тот согласился, не раздумывая, хотя подписываться сразу на три фильма ему не хотелось.

Другие актеры проходили кастинг… на кухне Lucasfilm. Спилбергу было интересно посмотреть поведение кандидатов в необычной обстановке, и потому обосновался рядом с плитой. Люди, приходившие на пробы с утра, помогали готовить обед, который Стивен поедал с ассистентами и актерами, пробовавшимися после полудня.

На роль Саллы сначала был приглашен Дэнни Де Вито – необычный выбор, учитывая, что в сценарии его образ описывался, как «рахитично-худой египтянин-копатель», тогда как сам актер был весьма склонен к полноте. Джона Рис-Дэвиса Спилберг увидел в сериале «Сегун», и, когда Де Вито отказался (его руки так же связывал контракт на съемки сериала), предложил эту роль ему. Рис-Дэвис, увидев описание своего персонажа, удивился и пошутил, что сыграть его сможет только после пластической операции.

Денхолм Эллиот никаких кастингов не проходил, и альтернатив ему не искали – ведь он был одним из любимых актеров режиссера. В этом фильме Денхолм сыграл роль старшего товарища, заменяющего отца Индианы. На роль подруги главного героя, Мэрион Рейвенвуд, претендовали сразу несколько девушек, среди них – Эми Ирвинг и Дебра Уингер. Спилберг же предпочел Карен Аллен, объяснив свой выбор исключительно интуицией. Пол Фримен приглянулся режиссеру «необычным выражением глаз», а для Альфреда Молина картина стала самым страшным (см. врезку «В мире животных») кинодебютом.

Съемки начались 23 июня 1980 года в небольшом французском городке Ла-Рошель (там, где находится знаменитый Форт Боярд). Первый день ознаменовался тем, что с утра Индиана сменил фамилию: Спилберг решил, что Смит – это слишком банально, и Лукас предложил «менее банального» Джонса.

Снимаемые во Франции сцены с нацистской субмариной были отработаны довольно быстро, и впоследствии Харрисон Форд вспоминал их как «самые приятные и безопасные». Неподалеку на съемках фильма «Подводная лодка» находился Вольфганг Петерсон, и необходимое плавсредство было просто взято у него в аренду.

Затем, чтобы снять «египетские» эпизоды, группа переместилась в Африку, а конкретно – в Тунис, чьи пейзажи уже использовались в «Звездных войнах». Там буквально всех сразили дизентерия, холера и прочие неприятные болезни. Повезло только режиссеру, который не соблазнился местной кухней и предусмотрительно ел лишь привезенные с собой консервы. Из-за этого работа была завершена в кратчайшие сроки, и вместо шести недель съемки продлились всего четыре с половиной. Да и весь фильм поставил рекорд скорости – на все про все ушло 73 дня.

О самочувствии актеров наглядно свидетельствует вырезанная сцена с Саллой, который по сюжету разлил воду на немецкого офицера и должен был быть расстрелян. Джону Рис-Дэвису стало так плохо, что его вырвало прямо посреди сцены на глазах двух сотен человек.

Именно в Тунисе была поставлена ставшая легендарной сцена, в которой Индиана Джонс отстреливается от наемника с мечами. По сценарию герой Харрисона должен был обезвредить противника кнутом в поединке со сложной боевой хореографией, но актер был так слаб из-за болезни, что предложил Спилбергу «просто пристрелить этого подлеца». На том и порешили.

Еще ранее Форд ободрал себе все ребра, снимаясь в сцене погони на грузовиках. Дело в том, что все три его дублера-каскадера сами играли в этот момент противостоящих Индиане нацистских солдат. Но хуже всего пришлось Харрисону при съемках экшн-сцены с «Летающим крылом», когда он неудачно упал и по его колену проехало шасси самолета, разорвав подколенные сухожилия. Рассчитывать на квалифицированную медицинскую помощь не приходилось, а потому колено просто обложили льдом, перебинтовали и выпустили актера обратно на площадку.

Первые кадры фильма было решено снимать в Мексике – там обнаружились подходящие храмовые руины. Гигантский каменный валун был сделан из стеклопластика и весил около 150 килограммов. Форд в очередной раз решил сделать все самостоятельно и смело побежал впереди махины. Но, вопреки распространенному мнению, никакой угрозы муляж для него не представлял – внутрь был встроен специальный механизм, позволявший в случае необходимости остановить движение валуна.

А вот подходящую гору, которая вдруг потребовалась Спилбергу, нашли на Гавайях. Еще в детстве, играя в режиссера, у Стивена была своя компания – Playmount Productions (Плэймаунт – «игровая гора» – так переводится дословно с немецкого фамилия Спилберг). И он подумал, что забавно было бы начать фильм с вида горы Парамаунт – сразу после логотипа студии в кадре должна была возникнуть настоящая гора, повторяющая очертания нарисованной на заставке. И продюсеру Фрэнку Маршаллу пришлось лично колесить в поисках горы для очередной фантазии Стивена. Надо сказать, оно того стоило. Удался не только плавный переход с логотипа Paramount, но и вся лента в целом.

Лукас назвал картину одним из тех редких случаев, когда и сценарий, и фильм получились лучше, чем рассчитывали. А Спилберг вообще признался, что «Искатели…» – один из тех немногих, которые он может смотреть и пересматривать просто как зритель, не выискивая в них недостатки и без желания что-то исправить.

Премьера состоялась 12 июня 1981 года, и результаты поразили даже самых оптимистично настроенных создателей ленты. Сборы только от американского проката превысили бюджет более чем в 20 раз, превратив «Искателей…» в самый кассовый фильм года. Картина номинировалась на восемь «Оскаров» и, получив четыре (по техническим номинациям), вошла практически во все рейтинги лучших фильмов. Имя Индианы Джонса стало нарицательным, появилась огромная армия поклонников, а о такой шляпе не мечтали разве что только женщины (и то небольшой их процент)…

Не снять продолжение в таких условия – значило просто согрешить…

Первая часть «Индианы Джонса» буквально нашпигована отсылками к «Звездным войнам». Некоторые сюжетные повороты (герои прячутся на корабле от досмотра фашистов) и даже фразу («У вас серьезные друзья!») персонажей копируют «Новую надежду». Есть и визуальные «пасхалки». Вот лишь некоторые из них:




ИНДИАНА ДЖОНС И ХРАМ СУДЬБЫ
(Indiana Jones and the Temple of Doom)

В отличие от дня сегодняшнего, когда сиквелы следуют за оригиналом независимо от того испытывает ли зритель в этом потребность, просто опираясь на отметку кассовых сборов (а у некоторых, как например у парней из Comedy Club, логическая мотивация отсутствует вовсе), возвращение Индианы Джонса действительно ждали с нетерпением. Конечно же, денежный вопрос и здесь сыграл немаловажную роль: при бюджете в $18 млн. неисправимый авантюрист принес своим творцам $384 млн. со всех кошельков мира. Для Стивена Спилберга «Храм Судьбы», именуемый до финальной стадии производства как «Индиана Джонс и Храм Смерти», стал первым сиквелом в фильмографии.

И если первая лента красовалась открыто завлекающим слоганом: «Индиана Джонс – новый герой от создателей “Челюстей” и “Звездных войны”», не оставляющим шанса пропустить очередное произведение от живых икон кинематографа, то для этой картины хватило лаконичного и искрометного «Человек в шляпе вернулся». Причем, появление вышло намного эффектнее второго пришествия на землю доскайнетской эпохи Терминатора: вместо напрягающих глаза световых эффектов и одного голого губернатора зритель наблюдает целое представление из приятной музыки и множества красивых девушек. Самое время для большого праздничного торта и выпрыгивающего из него Инди.

Однако Спилберг, по всей очевидности, счел это откровенным выходом за рамки. При этом гонки на мотоциклах по Великой Китайской стене режиссеру казались обычным делом, с чем категорически не согласились (к сожалению – для зрителя и, наверное, к счастью – для китайской нации) местные власти. Неспешно продемонстрировав всю свою стать со спины, Джонс, стараясь копировать самого Хэмфри Богарта образца 40-х, проходит к столику бара с ностальгическим названием «Оби Ван», запуская столь безобидным действием механизм машины невероятных приключений.

Но мы, как обычно, забежали вперед, ведь начиналось все не так просто.

О продолжении Спилберг и Лукас впервые заговорили уже через две недели после премьеры «Искателей утраченного ковчега». Первым делом они вспомнили все интересные сценарные моменты, которые по разным причинам не вошли в первый фильм, и попытались объединить их в связную историю, направив Джонса за очередным артефактом в Индию и стравив с культом Кали. Прыжок с самолета на лодке и погоня на вагонетках, придуманные изначально для «Искателей…», стали в итоге одними из самых запоминающихся экшн-сцен не только «Храма Судьбы», но и всего мирового кинематографа.

Сценарист «Утраченного ковчега» Лоуренс Кэздан на момент подготовки к съемкам «Храма Судьбы» активно занимался постановкой фильма «Большое разочарование», поэтому никак не был способен возвратиться к работе над продолжением одной из самых успешных франшиз всех времен и народов (определенно, если бы он знал наверняка, что так и будет, не задумываясь, отложил бы все другие проекты). Выпавшей из колоды карте неотложно требовалось найти достойную замену. И, вернув повстанцам власть и независимость, Лукас стал применять свои джедайские способности для поисков новых сценаристов. А потому как все новое – хорошо забытое старое, выбор его пал на Уилларда Хайка и Глорию Кац, с которыми Джордж уже прошел огонь, воду и студийные павильоны в создании «Американских граффити». Уиллард мало того, что был мастером своего дела, являлся еще и гордым обладателем собаки, чья кличка послужила именем для маленького компаньона Индианы – Коротышки. Таким образом одна шутка с маламутом превратилась в забавную традицию.

От своих старых коллег Лукас потребовал придать истории мрачности, как это вышло с сиквелом «Звездных войн»: отчасти потому, что ему хотелось сделать фильм более вызывающим, а отчасти и из-за того, что он пережил развод и имел весьма скверное настроение. Кстати, ошибочно будет полагать, что Хайк и Кац получили работу просто «по блату», хотя знакомство с Лукасом сыграло решающую роль – Джордж знал, что сценаристы давно интересуются Индией и знают о ней достаточно.

Решилась одна проблема, на смену пришла другая. Ею стала невозможность проведения съемок в Индии, где проходила большая часть экранного действа. Дело в том, что иностранным режиссерам запрещено снимать на территории страны без согласования сценария с властями. Индийцы весьма чувствительны к любой критике в свой адрес, а «Храм судьбы» рассказывал о кровавых жертвоприношениях и рабском труде детей, так что переговоры неминуемо зашли в тупик. Съемки перенесли на более лояльную территорию Шри-Ланки. Все равно заметить разницу в пейзажах смогут только самые искушенные географы, а ни времени, ни желания угождать индийскому правительству у режиссера не было. К тому же, некоторые требования поражали воображение неподготовленных голливудцев: так, например, было категорически запрещено использовать слово «махараджа».


Харрисон Форд, подписавший контракт сразу на три фильма, взялся за подготовку к съемкам с энтузиазмом. Роль археолога понравилась ему больше, чем образ космического контрабандиста, но на этот раз по сюжету почти половину фильма он должен был находиться с обнаженным торсом, а потому простой примеркой шляпы дело не ограничилось. Харрисон отправился на тренировки, чтобы увеличить рельефность своей мускулатуры, а продюсеру и режиссеру в это время предстояло заняться кастингом на роль очаровательной спутницы главного героя, певички Уилли Скотт, что означало сложный выбор из ста двадцати претенденток, среди которых были Мэг Райан и Шэрон Стоун. Стоит ли уточнять, что Уилли получила свое имя в честь собаки режиссера?

Как признавался Спилберг, первоначально он планировал оставить Карен Аллен, сыгравшую Мэрион Рейвенвуд в первом фильме. Но Лукас настаивал на том, что в каждой картине у профессора Джонса будет новая пассия. К тому же, сам Стивен испытывал весьма трепетные чувства к бондиане (сэр Шон Коннери и множество других актеров, перекочевавших из одной франшизы в другую, тому ярчайшее доказательство), где замена второй половинки агента 007 стала традицией, запоминающейся не хуже фирменного «Бонд. Джеймс Бонд».

Выбор создателей пал на молодую и неизвестную Кейт Кэпшоу, не имевшую в своем портфолио ни одного громкого проекта. Притягательной шатенке досталась роль наивной и раздражительной блондинки, чем в итоге она осталась несколько недовольна, даже при том, что это был пик ее карьеры. Зато на личном фронте «Храм судьбы» сыграл, как ни парадоксально, судьбоносную роль, сделав через семь лет из мисс Кэпшоу миссис Спилберг и по сей день. Сам режиссер по этому поводу шутит, что в реальной жизни он обошел Индиану Джонса: герою доставались самые лучшие девушки, но эта выбрала Стивена.

Но что такое сто двадцать против шести тысяч? Нет, это не горстка самураев в последнем бою против армии новой власти, а соотношение кандидаток на главную женскую роль с количеством пробовавшихся на роль озорного сорванца Коротышки. Ирония в том, что ни один из них так и не подошел. В те времена в Голливуде действительно случались чудеса. Двенадцатилетний Джонатан Ке Кван, в итоге сыгравший Коротышку, даже не планировал своего участия в кастинге, а пришел лишь для того, чтобы подбодрить своего брата. Когда Ке эмоционально советовал брату, что и как надо делать, голливудцы следили больше за ним самим. Он вкладывал в игру столько энергии, что не взять его на роль было просто невозможно, и съемочная группа ни разу об этом не пожалела, а Харрисон Форд заявил, что работать с Кваном было очень интересно и приятно.

Главного злодея Мола Рама сыграл индийский актер Амриш Пури, покоривший режиссера своим зловещим видом и лысиной. Примечательно то, что побрился Амриш специально для съемок и с тех пор так и не отпускает волосы. Пури не был бодибилдером, но выглядел внушительно – именно такой противник и требовался Индиане Джонсу. А экзотический наряд лишь усиливал образ, ведь Мола Рам не только обладал солидной физической силой, но и был адептом черной магии.

Желание Лукаса придать истории темных красок было выполнено сценаристами с завидным усердием. У них вышла действительно самая мрачная из всех частей, хотя ее и нельзя обвинить в недостатке юмора, ведь персонажи Уилли Скотт и Коротышка буквально притягивают к себе курьезные приключения и поднимают планку стеба даже выше, чем в «Искателях утерянного ковчега». Особого упоминания в данном контексте заслуживает сцена ужина во дворце махараджи, которая создавалась по принципу «давайте придумаем самые жуткие вещи, которые нельзя представлять себе за едой». Результат получился столь густо пропитан черным юмором, что никаким «Байкам из склепа» не снилось: поедание жуков, скользких угрей, обезьяньих мозгов и супа с глазами навсегда запоминается каждому зрителю.

В Шри-Ланке возвели декорации индийской деревни, в которой Индиана Джонс должен был узнать об угнетенных детях. В этом же районе Дэвид Лин, которого Спилберг всегда называл одним из тех постановщиков, благодаря которым он сам решил стать режиссером, когда-то снимал сцены эпической ленты «Мост через реку Квай». Главного персонажа в деревне играл старый сингалец, не понимавший ни слова по-английски. И режиссер пошел на очередную хитрость – во время съемок он сел перед стариком и начал проговаривать все его реплики, а актер просто повторял слова и движения Стивена. Об этом факте сейчас свидетельствуют лишь паузы между репликами сингальца.


Создавала сложности и Кейт Кэпшоу. Обрадовавшись, что прошла кастинг, она не озаботилась внимательным прочтением сценария, а потому для нее стало сюрпризом, что на ее героиню должна опуститься змея. Актриса была в шоке. Продюсер Фрэнк Маршалл постарался исправить положение и поехал с ней в змеиный питомник, чтобы она могла поближе познакомиться со своим ползучим «коллегой по цеху». Знакомство закончилось обмороком. Спилберг решил не подвергать Кейт таким мучениям и вырезал из сценария сцену со змеей (до сих пор он не отрицает вероятности того, что Кэпшоу вышла за него замуж просто из благодарности за это), но твердо сказал ей, что сцену с жуками снимет обязательно. Актриса до этого момента, разумеется, не знала и о жуках, но на этот раз обошлось без обмороков. Через три недели Спилберг предложил добавить в фильм хотя бы искусственную змею (какой же «Индиана Джонс», да без змей!), но Кейт собралась с духом и позволила повесить на себя настоящую.

Не обошлось без заимствований у старинных приключенческих сериалов и на этот раз. Комната с лезвиями – смертельная ловушка, в которую попадают Инди и Коротышка – самое яркое воспоминание из детства Спилберга, поэтому он очень хотел включить ее в сценарий и снимал с огромным удовольствием (особенно финальные действия Уилли, случайно запускающей механизм сразу после того, как герои чудом избежали смерти), а сейчас называет самой любимой из всех в этом фильме.

Однако любовь – это одно, а трезвый расчет – совсем другое. Столь громкому приключенческому фильму была необходима масштабная сцена и соответствующие же декорации. Таковыми выступил заглавный Храм Судьбы, который создатели любовно называли Храмом Зла. Глядя на огромный павильон, превращенный в мистическую пещеру культа богини Кали, трудно поверить, что все эти языки пламени и бурлящая в пропасти лава созданы без каких-то выдающихся спецэффектов – простым дымом и несколькими мощными лампами с красно-желтыми светофильтрами.

И еще сложнее поверить, что ничего этого мы могли бы просто не увидеть. В сцене схватки с фанатиком, Харрисон Форд повредил спину. Травма оказалась серьезной, актер, не шевелясь, лежал на полу и звал на помощь. Никакие лекарства и отдых не помогали – дикая боль не проходила. В перерывах между сценами Харрисон располагался на кровати прямо на съемочной площадке. Узнав о случившемся, на площадку прилетел Лукас, и увидев, в каком состоянии находится звезда, принял решение немедленно отправить его ближайшим самолетом в лос-анджелесскую больницу на операцию. Там у Форда обнаружили грыжу в области позвоночника. Вероятность того, что фильм так и останется незаконченным, была очень высока.


К счастью, операция прошла успешно, актер стал быстро поправляться, но все равно следующие шесть недель Спилбергу приходилось работать только с его дублером, Виком Армстронгом. Именно с ним была отснята вся схватка на ленте каменоломни, которая, как и сцена с «воздушным крылом» в «Искателях…» была сымпровизирована прямо на площадке. Затем приехал Форд, оператор снял его крупные планы, и сцена была завершена.

Фильм, по признанию, Лукаса получился даже более мрачным, чем он рассчитывал, несмотря на многочисленные гэги по ходу действия, гнетущая атмосфера никуда не пропала. Сами создатели не унывают и не открещиваются от результата своих трудов, ведь они с самого начала приняли решение делать более серьезный фильм, чем первая часть, потому что снимать вторых «Искателей…» им было неинтересно.

А вот некоторые критики приняли ленту в штыки. Рейтинг PG (детям рекомендуется присутствие родителей) казался им чересчур мягким для такого мрачного зрелища. В то же время R (подростки до 17 лет допускаются только в сопровождении одного из родителей, либо законного представителя) был бы уже слишком жестким. Зрители расстроились, что на фильм нельзя пойти с детьми, и тогда Лукас позвонил главе Американской Киноассоциации (MPAA) с предложением дать картине промежуточный рейтинг – какой-нибудь PG-13 или PG-14. И произошло невероятное – впервые со времен существования рейтинга MPAA в него был добавлен новый пункт – PG-13 (дети до 13 лет допускаются на фильм только с родителями), являющийся по сей день, наверное, самым распространенным в мировом кинематографе.


ИНДИАНА ДЖОНС И ПОСЛЕДНИЙ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД
(Indiana Jones and the Last Crusade)

Шон Коннери: «Это что, фильм, в котором Индиана Джонс встречает Джеймса Бонда?»

Стивен Спилберг: «Нет. Это фильм, в котором Индиана Джонс встречает лучшего отца в мире!»

Примерно такой диалог прозвучал, когда Спилберг позвонил Коннери с предложением сняться в третьей части приключений знаменитого археолога.

Слова режиссера – пожалуй, самый лучший синопсис «Последнего крестового похода», хотя и неполный, поскольку, помимо «самого лучшего отца в мире» профессор Джонс встречает также Гитлера, бессмертного крестоносца, бродячий цирк, в первый раз использует хлыст и находит очередную реликвию мирового масштаба.

Причин для съемок у Стивена Спилберга было несколько и все очень веские. Это и обещание, данное им Джорджу Лукасу, когда даже «Искатели утраченного ковчега» существовали только на словах («Обещай, что снимешь два продолжения, если фильм станет хитом!» – зловеще прошептал Лукас в 1979 году на Гавайях, принимая подпись кровью от своего старого друга), и творческая неудовлетворенность от итогового результата «Храма Судьбы», который превратился практически в гонки на вагонетках нон-стоп, хотя сама сцена гонки занимала в фильме всего минут пятнадцать.

Желание получить внятный сценарий, а не распадающуюся на эффектные эпизоды историю, и привело к продолжительному перерыву между вторым и третьим сиквелами – целых пять лет, притом, что первый вариант сценария был заказан Крису Коламбусу еще в 1985 году. Коламбус, который к тому моменту уже зарекомендовал себя сценариями к «Гремлинам», «Балбесам» и «Молодому Шерлоку Холмсу», сочинил историю в полном представлении со своим видением лучшей картины об Индиане Джонсе (так он сам говорил) за лето. Генри Джонса старшего в этом сценарии не было и в помине, зато имелся нацистский сержант с механической рукой (очередная отсылка к так любимой Спилбергом бондиане), племя африканских людоедов и призрак некоего шотландского барона, встречаемый Индианой в прологе предполагаемой картины. Также профессору предстояло оседлать носорога и верхом на нем гонять за немецким танком. Сам же сюжет вращался вокруг поиска сада персиков, дарующих бессмертие, и был частично основан на китайской легенде о царе обезьян. Сюжет был признан Спилбергом бесперспективным в виду крайней нереалистичности происходящего: «Я уже слишком стар для подобного дерьма», тяжело вздохнув, произнес 40-летний режиссер (по сведениям некоторых источников). Плюс, предполагаемые трехмесячные съемки в Африке совершенно никого не вдохновляли.

Идея Джорджа Лукаса отправить археолога на поиски Священного Грааля также была принята не слишком радостно. В отличие от более-менее реально существовавшего Ковчега Завета, Священный Грааль представлялся Спилбергу в большей степени мифическим символом, чью реальность сильно дискредитировали мифы о короле Артуре и перевели в совершенно абсурдный предмет Пайтоны в своей комедии «Монти Пайтон и Священный Грааль». Сам же Спилберг загорелся идеей дать в напарники Джонсу-младшему Джонса-старшего – отношения между отцом и сыном могли дать картине куда больше юмора и глубины, чем, скажем, взаимоотношения Индианы и маленького вьетнамца. В итоге Лукасу удалось убедить друга в том, что поиски Грааля не будут выглядеть чересчур глупо, а для семейства Джонсов станут, скорее, поисками себя, нежели какого-то определенного предмета (тем не менее, и обозначенного, и весьма определенного). А Стивен, в свою очередь, убедил Джорджа, что поиски отца – это и есть поиски Грааля.

Кого пригласить на роль старшего представителя клана археологов – подобный вопрос мог встать перед Спилбергом только в случае отказа единственного кандидата – Шона Коннери, ведь, по словам режиссера, отцом Индианы мог быть только Джеймс Бонд. К счастью, шотландец не отказался, хотя и выдвинул некоторые требования по внесению изменений в сценарий. Коннери не нравилось, что его герой появляется только на 70-й странице сценария (О`кей – появится на 50-й); Коннери не нравился весь образ героя, который представал этаким патриархальным главой семейства, неторопливо изрекающего непреложные истины на манер магистра Йоды (О`кей – образ был кардинально изменен, для чего даже был приглашен драматург Том Стоппард, чей вклад, правда, в титрах отмечен не был). В итоге Джонс старший из второстепенного старомодного и уравновешенного персонажа превратился в равноправного партнера заглавного героя, весьма эксцентричного и с бронебойной харизмой. Хотя Коннери и продолжал ворчать по поводу того, что он всего на 12 лет старше Форда.

Еще одной интересной идеей стало предложение Лукаса включить в картину фрагменты детства Индианы и таким образом раскрыть некоторые секреты личности и обмундирования археолога. Спилберг немного поспорил, но согласился на десятиминутный пролог, в котором последовательно сообщалось: а) откуда у Индианы Джонса боязнь змей; б) почему Индиана Джонс так любит использовать хлыст; в) каким образом Индиана Джонс получил свою шляпу. В качестве бонуса в прологе мельком был показан и тот самый Индиана, в честь которого Джонс- младший взял себе имя. Пожалуй, этот небольшой эпизод стоит двух сезонов «Хроник молодого Индианы Джонса». Ну а актера на роль «молодого себя» нашел сам Харрисон Форд – с Ривером Фениксом он снимался в «Береге москитов» и был весьма впечатлен талантом паренька.


Сценаристом же окончательной версии истории стал Джеффри Боум, которого Спилберг выбрал после совместной работы над комедией Джо Данте «Внутреннее пространство». В 1987 году режиссер позвонил и спросил у Джеффри, как он смотрит на то, чтобы поработать над «Индианой Джонсом». «Чего раньше не звали!» – воскликнул радостно Боум (хотя, возможно, и не так фамильярно). Оказывается, он уже детально изучил обе вышедшие картины и понял, чего им не хватает. Глубины характера. Ранее Инди представал просто образным героем в шляпе, кожаной куртке и с хлыстом в руках, Боум же хотел показать, что у него внутри (в общем, проделать популярный нынче трюк, который впоследствии успешно воспроизвел Кристофер Нолан). Вскоре состоялась и первая рабочая встреча, на которой сценарист получил список с необходимыми элементами истории, указание включить в сценарий отца Индианы Джонса, вернуть Саллаха и Броуди, а также придумать женский персонаж, который мог бы противостоять неотразимому археологу, а не просто быть его сопровождающей, как в предыдущих картинах. Лукас завершил встречу словами: «Дай мне историю!».


Участие Лукаса, понятно, вышеуказанными действиями не ограничилось, и в итоге совместно с Боумом им удалось сотворить сценарий, ради которого Стивен Спилберг покинул производственный процесс картины «Человек дождя» и отправился звонить Шону Коннери.

Набор остального актерского состава проходил еще проще, чем звонок агенту 007. Денхолм Эллиот и Джон Рис-Дэвис, вместе со своими героями перекочевали из «Искателей утраченного ковчега», а большинство исполнителей ролей второго плана было найдено в различных сериях бондианы.

Затем (не прямо сразу, конечно) все дружно погрузились на средства передвижения и отправились на съемки, на которые после ужасов первых частей уже никто не смотрел сквозь розовые очки. Но на этот раз почему-то все прошло, как по маслу.

Роковую женщину, Эльзу Шнайдер, которая на этот раз по сюжету приглянулась не только Индиане, но и его отцу (это, кстати, была идея Коннери), сыграла Элисон Дуди, пришедшая на пробы без особых надежд. Фильму требовалась 29-летняя австрийка, а Элисон было всего 21, а паспорт и вовсе ирландский, но девушке повезло – ее утвердили на роль. Правда, тогда она еще не знала, что ей придется бегать в мокром платье, скакать на скользких каблуках и собственноручно управлять катером в одной из венецианских экшн-сцен.

С Джулианом Гловером, исполнившим роль Уолтера Донована, который отправляет Джонсов на поиски Грааля, получилась и вовсе странная история. Гловер уже играл имперского офицера в «Звездных войнах» и в сценарии «Последнего крестового похода» приглядел для себя схожую роль немецкого сержанта. Джулиан попытался, но… не прошел кастинг. А на следующий день ему позвонил его агент и сообщил, что Спилберг хочет видеть его в роли главного злодея.

Официальным началом съемок можно считать 16 мая 1988 года. Именно тогда в пустыне Табернас, близ города Альмерия, на юге Испании, был снят почти финальный и практически самый зрелищный эпизод картины. Тот самый, в котором Индиана Джонс на лошади преследовал танк с нацистами. Кстати, Спилберг по своей старой привычке снял все практически экспромтом. Подобная сцена присутствовала еще в самом первом варианте сценария (том, что с суперперсиками), с одним небольшим изменением: вместо лошади археолог оседлал носорога. Да, сцена с подобным животным смотрелась бы, конечно, зрелищнее и оригинальнее той, которая получилась в итоге, но что тут поделать («Королевство Хрустального Черепа» тоже бы смотрелось лучше, участвуй в ней Шон Коннери в образе Джонса-старшего, а не фотографии на столе).

Затем была снята сцена в цеппелине, во время которой температура стояла выше 35 градусов, и потому Шон, потеющий в твидовом костюме, слегка облегчил себе жизнь, сняв брюки, благо, его совместная сцена с Фордом снималась по пояс. Его примеру последовал и Харрисон, которому в кожаной куртке тоже приходилось нелегко. В таком полуодетом виде актеры и сыграли эпизод выяснения отношений между отцом и сыном.

Но, пожалуй, самым драматическим моментом в истории стал выстрел, который произвел Уолтер Донован в Генри Джонса-старшего – чтобы поднять мотивацию Индианы в поисках Грааля и взвинтить темп повествования, ведь только этот артефакт мог спасти его отца.

Вслед за Испанией, где также были сняты все сцены авиапогони немецких истребителей за главными героями, группа переместилась в лондонские павильоны, затем в Венецию для нескольких натурных съемок и проехалась по штатам Колорадо, Юта и Нью-Мексико, после чего фильм был смонтирован. И тогда выяснилось, что картине не хватает динамики. Экшн присутствовал, но требовалась, как минимум, одна запоминающаяся драйвовая сцена. Так в сценарии появилась искрометная погоня на мотоциклах, которая была снята неподалеку от лукасовского ранчо «Скайуокер».

«Последний крестовый поход» отличается от предыдущих частей тем, что главный герой, наконец-то, нашел что-то действительно важное для себя – отца. В «Искателях утраченного ковчега» и «Храме Судьбы» объекты его поисков не доставались Индиане – здесь Грааль так же не попадает в его руки, зато он налаживает свои отношения с отцом, а это важнее любых артефактов. Такая личная развязка стала отличной точкой в культовой трилогии для миллионов зрителей во всем мире, когда 24 мая 1989 года фильм вышел в мировой прокат.

Весьма интересный выдался год: на экраны тогда вышло сразу несколько сиквелов, ставших сейчас уже классикой не меньшей, чем «Индиана Джонс»: «Лицензия на убийство», «Охотники за привидениями 2», «Смертельное оружие 2», «Назад в будущее 2». И всех их в итоговом списке самых кассовых картин года в США «Индиана Джонс» триумфально обошел, с суммой равной $197 млн. заняв… 2-е место. Что поделать, если в этот же год Тим Бертон вернул на киноэкраны «Бэтмена» и собрал с ним аж $251 млн. В такой ситуации даже Спилберг бессилен.


ИНДИАНА ДЖОНС И КОРОЛЕВСТВО ХРУСТАЛЬНОГО ЧЕРЕПА
(Indiana Jones and the Kingdom of the Crystal Skull)

Итак, девятнадцать лет спустя (хотя многие любят округлять до двадцати – так красивее), следуя по стопам «коллег» – «Крепкий орешек 4.0» и «Рэмбо IV» – на мировые экраны, под гул порицания питерских коммунистов, вышло долгожданное продолжение индианианы. Уже совсем редко снимавшийся в начале нулевых Харрисон Форд открыто заявлял, что, мол, пора бы уже начать съемочный процесс, хватит, мол, готовиться и шлифовать сценарии. Угрожал отказом от участия. Прием, судя по новостным лентам киносайтов, известный и, возможно, как в недавнем случае с Иэном МакКелленом и «Хоббитом», действенный. Так или иначе, съемки начались. Форд – а иначе и никак – вновь облачился в кожаную куртку, не забыв о фетровой шляпе. Кстати, весьма интересен тот факт, что снявшийся всего в двух фильмах за шесть лет до выхода «Хрустального черепа», он, грубо говоря, пошел нарасхват, и вот уже третий год подряд дарит своим поклонникам возможность видеть фильмы с собой в главной роли. Вернулся к старине Форду вкус к актерской игре, не иначе.


А начиналось воскрешение культовой кинофраншизы с назойливых фанатов, которые при любом удобном случае приставали к Спилбергу, Лукасу и Форду с вопросами, когда же им ждать продолжение приключений Индианы Джонса. Форд и сам был не прочь тряхнуть стариной и приступить к съемкам квадриквела, но для Спилберга это был уже пройденный этап – он сосредоточился на исторических драмах. Да и не был он уверен, что Харрисон находится в подходящей физической форме.

Тогда актер решил зайти с фланга: сначала соблазнил идеей постановки четвертой части Лукаса, а затем они напали на Стивена вдвоем, и тот капитулировал. Правда, согласился он, скорее, для вида, в душе будучи уверенным, что ограничится продюсерской функцией, в то время как в кресло режиссера сядет кто-нибудь помоложе. Но постепенно и он загорелся идеей съемок.


Еще одним препятствием к тому, чтобы проект «Индиана Джонс 4», который на разных этапах носил множество интригующих названий (например, «Индиана Джонс и Город богов»), перешел из стадии слухов на этап пре-продакшна, стало отсутствие подходящего сценария. В разное время, в той или иной степени, к созданию оного привлекались такие люди как Шьямалан («Шестое чувство»), Стоппард («Розенкранц и Гильденстерн мертвы») и Дарабонт («Побег из Шоушенка»). С лучшим другом Стивена Кинга даже был связан какой-то скандал на этой почве. Так или иначе, окончательное добро (как говорится, «зеленее не будет») проект получил после того, как работу над сценарием закончил Дэвид Коэпп. Человек в своей области известный, автор скриптов для множества кинолент, в том числе и спилберговских, но не хватающий звезд с неба и даже номинировавшийся на «Золотую малину». Перед Коэппом стояла непростая задача – сделать квадриквел самостоятельной историей, но в то же время не забывать и о тех событиях, что уже произошли в первых трех картинах.

Было решено следовать логике – если Харрисон Форд постарел, состарится и сам Индиана Джонс, а это перенесет события фильма из 30-х годов в 50-е. Извечные противники отважного археолога – фашисты – в это время уже потеряли актуальность и в принципе не могли представлять для главного героя опасности. А вот противостояние США и СССР тогда было в моде, американские граждане до паранойи боялись ядерной войны и коммунистических шпионов, поэтому роль злодеев досталась русским во главе с сотрудницей НКВД (хотя в 1957-м уже действовало КГБ), трижды награжденной орденом Ленина ярой сталинисткой (хотя в 1957-м Хрущев уже развенчал «культ личности») Ириной Спалько.

Расположившийся у руля Спилберг сразу же взял курс на максимальную стилизацию нового фильма под трилогию восьмидесятых. Рецепт выбрали следующий. Во-первых, по максимуму была привлечена команда людей, причастных к созданию первых фильмов – все, кто был жив и еще оставался в профессии, шли в оборот. Во-вторых, Спилберг вместе со своим бессменным оператором Янушем Камински во всех подробностях изучили манеру съемок Дугласа Слокобма, который направлял камеру на «Ковчег», «Храм» и «Крестовый поход». И наконец, было решено держаться как можно дальше от павильонных съемок, компьютерной графики и повсеместного использования дублеров. Тут, конечно, стоит оговориться, что, несмотря на огромное количество декораций и реквизита, компьютерной графики в фильме использовано столько, что Лукасу иногда становилось стыдно за свои «Звездные войны».

Работа над картиной проводилась в условиях секретности, дающей фору американским военным, которые в первых сценах фильма осуществляли охрану территории, где располагался склад с утраченным ковчегом, мумией пришельца и прочими интересностями. Название ленты не сообщалось даже членам съемочной группы! Сюжет грядущих приключений держался в тайне, зритель томился в предвкушении чего-то невероятного и, в соответствии с надеждами создателей, валом пошел в кинотеатры, подарив американским прокатчикам $100 млн. в первый уик-энд (новый рекорд Спилберга, кстати!) и затем собрав по всему миру под $800 млн.

Заручившись участием Харрисона Форда, без которого, как мы уже, не открыв Америки, говорили, ничего бы и не закрутилось, создатели, в принципе, могли бы пустить на самотек кастинг второплановых актеров – на фильм бы все равно пошли. Но в конечном итоге ветерану подобрали достойных партнеров, которые, как они сами признавались, соглашались на пробы без малейших колебаний. Вернуться к истокам по мере возможностей решили и тут: зациклить квадриквел с первым фильмом была призвана Карен Аллен, вновь сыгравшая Мэрион Рейвенвуд, подругу молодости профессора Джонса-младшего. Приглашали Шона Коннери, но в итоге ограничились его портретом на столе в одной из сцен фильма: после скандалов на съемках и провала «Лиги выдающихся джентльменов» Джеймс Бонд окончательно ушел в отставку.

Также в честь давно умершего Денхолма Эллиота, друга и помощника Индианы из первого и третьего фильмов, в картину поместили пару эпизодов с упоминанием его героя. Так в сцене мотоциклетной погони на территории университета Маршалла (назван в честь продюсера фильма) антагонисты врезаются в статую, от которой отваливается голова. По ней легко можно определить, что скульптура посвящена наставнику Индианы из старой трилогии, Маркусу Броди, персонажу Денхолма Эллиота. Остальные роли достались трем замечательным британским актерам Джону Хёрту, Джиму Броудбенту и Рэю Уинстону, а также австралийке Кейт Бланшетт.

Хёрт (знакомый многим по роли Оливандера в поттериане) сыграл весьма эксцентричного персонажа, профессора Оксли, чей рассудок временно помутился, и которого пытается спасти по ходу действия Индиана. Перед Броудбентом (Гораций Слизнорт из той же поттерианы) стояла непростая задача – заменить Броди на посту декана университета и вызвать полнейшее доверие у зрителя. А вот Уинстону (Беовульф из одноименного фильма) достался самый интересный персонаж, двойной агент, который, по собственному признанию актера, забыл, что он двойной агент и совершенно запутался: когда он находится с антагонистами, то поддерживает протагонистов, а когда с протагонистами – антагонистов. Бланшетт исполнила роль главной злодейки – Ирины Спалько, ярой коммунистки украинских кровей и поклонницы Сталина, а ее правую руку для аутентичности пригласили сыграть русского – Игоря Жижикина, воздушного акробата, которого Спилберг приметил в Лас-Вегасе.

Но всего этого было недостаточно. «Последний крестовый поход» наглядно продемонстрировал, что раскрыть сложный образ Индианы (а это, как давно поняли создатели, фундамент всей франшизы) способны лишь сложные взаимоотношения с интересным напарником. Коннери отказался от роли, поэтому отец на эту роль не годился, да и в любом случае это уже было бы повторением пройденного. Мэрион Рейвенвуд тоже была недостаточно оригинальна. И тогда был придуман преемник, а заодно и родственник (сын, если точнее) Индианы – Мэтт Уильямс, прозванный в отечественном дубляже Бобиком (Mutt – переводится с английского как «собачонка»). В будущем он мог бы продолжить приключения своего отца, но пока что присутствует в сюжете лишь как напарник, не готовый к сольному выступлению (о чем иронично свидетельствует финальная фраза Инди о том, что Мэтту еще рановато носить его шляпу).

Сначала персонаж был задуман этаким тихоней, «ботаником», просиживающим штаны в библиотеках, но затем сценаристы справедливо рассудили, что интереснее и логичнее будет сделать Бобика таким же своенравным, каким был и сам молодой Индиана. Такое решение позволило в очередной раз сыграть на контрасте – герой Форда постарел, стал более уравновешенным и как бы занял место, которое прежде занимал Шон Коннери, а новый молодой персонаж своим бунтарским характером помог закольцевать для Индианы отношения отца и сына. В частности, Индиана мог бы называть сына «младшеньким», как это делал персонаж Коннери.

Роль Мэтта взял на себя набирающий в то время популярность Шайя ЛаБаф. Ему так же досталась кожаная куртка, только поновее, чем у Форда. Дело в том, что в 50-е как раз набирало популярность байкерское движение, и сорвиголова Бобик вписался в него идеально.

Зритель привык, что Индиана Джонс впервые появляется в кадре медленно, театрально выходя из тени – теперь же он просто вываливается из багажника советских солдат. Это отличие подчеркивает, что с момента окончания последнего кинематографического приключения Инди прошло уже два десятилетия, правила игры несколько изменились.

Но не все зрители смирились с этими изменениями, и если призрак-крестоносец воспринимался публикой совершенно естественно, то огромная летающая тарелка, пусть и стилизованная под макеты трэш-фантастики 50-х, кажется излишним перегибом. Да и ядерный взрыв, который Индиана пережил в холодильнике (чем не отсылка к первоначальным вариантам сценария «Назад в будущее», где машина времени располагалась в холодильнике, а заряжать ее нужно было в Неваде во время испытаний ядерной бомбы?) выглядел как-то уж слишком фантастично.

Но это мы придираемся сейчас, выросшие на молодом Форде с обнаженным торсом и хлыстом в руке, так что любые изменения воспринимаем в штыки, а вот новое поколение с удовольствием смотрит и CGI-приключения самого активного в мире археолога. И хочется верить, что если в будущем Шайя ЛаБаф сменит Харрисона на посту главного героя, то и франшиза сменит название. Потому что Индиана для нас – только один. И он навсегда останется высшей точкой развития приключенческого жанра, эталоном, на который будут равняться все другие ленты.

Свадьба Индианы и Мэрион – самое логичное завершение приключений, еще более закрытый финал, чем скачущие в сторону заката герои «Последнего крестового похода». Но пятая часть индиниады уже анонсирована. Скоро мы узнаем, каким очередным древним секретам придется несладко и чем завершится (завершится ли?) история ставшего уже родным профессора археологии. Отчаянного героя в своем времени. Незабвенной легенды в нашем.

Игорь Талалаев
Владислав Лобач
Егор Пичугов
Мила Фахурдинова
Игорь Снегирев
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 29 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2019. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio