Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Блоги / Кино без актера / Господин Полоний
Автор: Михаил ТарасовДата: 03.06.2011 10:07
Разместил: Михаил Тарасов
Комментарии: (0)
Новейшая история России - это история формирования и развития криминального сообщества в масштабах страны и при непосредственном участии государства. В числе всевозможных даров и наследий, доставшихся нам от Советского Союза, криминальный мир был неотъемлемым элементом становления российского общества и структур, им управляющих. Уличная преступность, повинуясь народному менталитету в части его извечной соборности, организовала многочисленные группировки, которые стали подрабатывать рэкетом и кровельным делом. В эшелонах власти тоже наметились подвижки. Почти законное воровство чиновников и иных служителей постсовковой действительности скоро приобрело полную легитимность. 90-ые годы запомнились как дружное растаскивание союзно нажитого имущества. Ввиду невозможности или ненужности резкого пресечения подобной деятельности спецслужбы иже с ними решили интегрироваться в удобную систему. КГБ поменял аббревиатуру, но люди остались прежние. Коллектив-то хороший, ругаются редко, дела обтяпывают быстро – разгонять их, очевидно, незачем.

В генетической памяти чекистов, в стоячем воздухе их кабинетов с портретом Дзержинского, в тяжелой канцелярской пыли сотен пожелтевших томов надолго (навсегда?) засела уверенность в праве на убийство с разрешения и по указанию власти. Чекисты все 70 советских лет скрывали кровавую пучину в делах кремлевского начальства, в случаях необходимости спасали от суда уголовников, выслушивали кухонные разговоры, вынюхивали следы антисоветского духа. Охраняли власть, не обращая внимания ни на мораль, ни на гуманность. По крайней мере, после 93-го года (принятие Конституции) сфера возможностей бывшего КГБ вроде бы сузилась. Но, безусловно, работа чекистов нужна в любое время, поэтому они лишь глубже ушли в секретность, а вкупе с непомерно разросшейся коррупционностью генералов, полковников и прочих чинов служба безопасности фактически превратилась в исполнителя преступлений по заказу Кремля. И ладно бы только убийства были на их совести, в прейскурант Фонда Совместного Беспредела входят и угрозы, и подкупы, и фабрикация уголовных дел, и сбор компромата, и молочные реки, и кисельные берега…

Сращение силовых структур и власти достигло точки неразличимости в период путинского президентства. Этот непрерывный конгломерат воров, министров, убийц, судей, жуликов, генералов, коррупционеров, чиновников и администрации президента и есть конечный на данный момент пункт развития новейшей истории России.

Описанные представления основываются не на широком фактическом материале, а скорее – на ощущении окружающей действительности. Свобода слова у нас сегодня ограничена, коррупция подобна гигантском злому духу, вездесущему и неодолимому, система легитимных выборов ликвидирована, партия Жуликов и Воров стремится к монополии, оппозиция зажимается всеми способами, в том числе и уголовно наказуемыми. В народе насаждаются безропотный конформизм и массовая близорукость.






Жанр документального разоблачительного кино, полноценно живущий в Европе и США, на просторах нынешнего отечества напоминает трусливую вошь. Вроде она должна быть, но как-то особо не видна, а когда вдруг попадается, то оказывается щуплой и беззубой. И это при том, что поле для обличения и вскрытия подноготной в российском государстве в разы больше, чем даже в Штатах. Но у нас таких фильмов нет. Почти.

Смутно и со спины русского Майкла Мура напоминает режиссер Андрей Некрасов. Он в 2007 году выпустил фильм «Бунт. Дело Литвиненко». Работа, по всей видимости, была сделана на нудистском энтузиазме и обостренной гражданской позиции, так как фильм с момента выхода распространялся свободно и никаких денег за него режиссер не собирался получать. Что похвально.

Пламень справедливого гнева взыграл в Некрасове после убийства его хорошего друга Александра Литвиненко. Произошло это, напомню, 1 ноября 2006 года, когда бывший полковник ФСБ, находясь в политическом убежище на английской стороне, был отравлен полонием-210 и умер через 22 дня. Трагедия и ее причины громко обсуждались СМИ. Главной и по сути единственной по сей день версией убийства является кремлевский заказ. Чтобы предположить это не надо иметь семи пядей во лбу. Все на поверхности.

По каким-то причинам (об этом позже) Литвиненко, начиная с 98-го года, стал публично обвинять Путина и ФСБ в попытках организации заказных убийств Березовского и полковника Трепашкина, потом в убийстве Анны Политковской, в подготовке террористических актов – взрывов домов в Москве. По его мнению, данные действия совершались для прихода к власти Путина на волне программы по борьбе с терроризмом и для ужесточения порядков, подготовки к созданию полицейского государства. Кроме того, Литвиненко повел за собой ряд коллег – офицеров ФСБ, и это, в конечном счете, стало причиной закрытия целого отдела службы безопасности, где они работали. Бывший сотрудник властной структуры написал обо всем этом две книги, а Александр Праханов воспроизвел версию Литвиненко в романе «Господин Гексоген».

То есть желание уничтожить Литвиненко было у сотен людей, занимающих высочайшие посты, у того же Путина, допустим. Причем, сделать это собирались еще в конце 90-ых, когда на бывшего полковника подряд завели три уголовных дела. По каждому предыдущему обвинению в преувеличении полномочий суд его оправдывал, но служба внутренней безопасности ФСБ (прям, матрешка какая-то у них получается) не унималась и вновь заводила старую песню. Осудить-таки удалось в четвертый раз, уже заочно в 2002-ом. Эта хронология, на мой взгляд, достаточно ясно показывает, как исполнительная власть постепенно подминала власть судебную.

Фильм Некрасова имеет обвинительно-оправдательный характер. Хулу он шлет в основном на Путина, поддерживая слова Литвиненко о причастности тогдашнего президента к терактам в Москве, находит свидетельства его криминального прошлого – участие в отмывании денег с продажи наркотиков и воровстве как минимум 200 миллионов долларов из бюджета Санкт-Петербурга. А образ доброго и честного, но жестоко оболганного и потерпевшего вручается, конечно, Литвиненко. Друг все-таки. Большая часть фильма состоит из интервью этого товарища, который с чистыми глазами искреннего правдолюба рассказывает об ужасах беззакония в верхах ФСБ и правительства.

У Некрасова могла бы получиться хорошая документальная картина. Положительные и многообещающие моменты в ней есть, но они представлены в весьма неразвитом виде. Образ России 90-ых с ураганом преступности и ужасами Чеченской войны – в наличии, но его относительно мало, должного ощущения не складывается. Нет, фильм не про эпоху. Может быть, он обличает Путина. Разумеется. Но делает это слабо и неубедительно. Предъявленные обвинения легко опровергнуть хотя бы потому, что они строятся на словах одного человека – Литвиненко собственно. Лучшими аргументами в пользу преступной деятельности Путина являет интервью немецкого специалиста, который говорит, что президент (ныне премьер) покрывал наркобизнес в Германии, и на него собирались уже начать дело, но быстро замяли. Тут же режиссер показывает документы, подтверждающие сей факт. А вторым ударом по президентской физиономии становятся слова Политковскй, что один из террористов – организаторов трагедии на Дубровке поступил на работу в администрацию президента, о чем она и написала в своей статье для «Новой газеты». Опять же – хорошо, но мало. Настолько интересному вопросу – криминальная судьба Путина – посвящено не более трети фильма. Поэтому весь известный массив обвинений практически не затрагивается.

Вместо этого Некрасов предлагает нам поплакать о несчастном Литвиненке, павшем жертвой бесчеловечной интриги. А ведь при жизни, - говорит режиссер, - был отличный малый, первый парень на всю ФСБ. Но плакать почему-то совсем не хочется, и как-то плевать, что незадолго до кончины он принял ислам. Дело даже не в моей черствости, а в том, что факты, сообщенные мельком, в сотни раз важнее, чем печаль о беглом фсбэшнике. И нет, конечно, особой веры, что все свою антипутинскую деятельность товарищ развернул исключительно ради свободы российского народа. Видно же, что Литвиненко – птенец гнезда Березовского, и работал он не на правду, а на изменение политической ситуации в сторону, благоприятную для своего начальника. Поэтому, господин Некрасов, нечего тут нюню пускать и мозги пудрить, вы лучше бы больше критикой власти занимались и меньше панихиды справляли – было бы куда полезнее.
Нравится
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 47 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2021. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Наверх

Работает на Seditio