Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Рецензии / Игры разумов
Автор: Кирилл ЖогинДата: 07.05.2019 06:10
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)

ИГРЫ РАЗУМОВ (THE PROFESSOR AND THE MADMAN)
2018, Ирландия, 124 мин.
Жанр: триллер, драма, детектив, биография
Режиссёр: Фарад Сафиниа
В ролях: Мэл Гибсон, Шон Пенн, Натали Дормер, Джереми Ирвин, Дженнифер Эль, Стивен Диллэйн, Эдди Марсан



1872 год. Учёные мужи из Оксфорда, отчаявшись составить полный и всеобъемлющий словарь английского языка, поручают эту неподъёмную задачу профессору Джеймсу Мюррею (Мел Гибсон) – энтузиасту-самоучке из Шотландии. Тот, оценив масштаб предприятия, решает прибегнуть к помощи коллективного разума и бросает клич во все концы Британии с призывом присылать ему выписанные из книг слова с объяснением их значения и происхождения. Самым ценным помощником Мюррея оказывается некий Уильям Майнор (Шон Пенн), письма от которого доставляют буквально мешками. Решив поближе познакомиться с таинственным корреспондентом, профессор обнаруживает, что Майнор – бывший американский военный врач, ныне заключённый в печально известную Бродмурскую психиатрическую лечебницу. Одержимый манией преследования, Майнор в приступе паранойи застрелил случайного прохожего на лондонской улице, оставив без кормильца полдюжины сирот и безутешную вдову (Натали Дормер). Суд признал бывшего армейского хирурга душевнобольным и направил на принудительное лечение, и вскоре пациент неожиданно нашёл утешение в лексикографических упражнениях.

Существует расхожее выражение, что по-настоящему гениальный актёр способен сыграть даже телефонный справочник. «Игры разумов» (которые в оригинале вообще-то «Профессор и безумец», но российские локализаторы, в отличие от героев картины, словарём английского языка в который уж раз воспользоваться не решились) возводят эту задачу практически в абсолют. Два главных героя здесь на протяжении двух часов составляют словарь – и следить за этим оказывается жутко интересно! Причём самые любопытные и характерные эпизоды случаются как раз тогда, когда персонажи начинают мастерски жонглировать словами. Вокруг слов и языка здесь крутится вообще всё – они есть суть и ядро ленты, они ранят не хуже пистолетной пули, но могут и излечить. Даже спасение Майнора от вечной изоляции в стенах психбольницы происходит путём определённой словесной эквилибристики (здесь в дело вдруг вмешивается в коротком, но эффектном появлении, Уинстон Черчилль). В итоге невольно начинаешь сожалеть, что совместных сцен Гибсона и Пенна оказалось так до обидного мало: наблюдать за общением двух выдающихся бородачей (ни дать ни взять Достоевский встречает Дамблдора) – отдельное удовольствие.

В принципе, можно было бы все два часа просто лицезреть две глыбы актёрского мастерства и слушать их диалоги. Но авторы решили, что этого недостаточно, и попытались разнообразить сценарий дополнительными сюжетными линиями, однако, далеко не все из них оказались на выходе столь впечатляющими. Если эволюция взаимоотношений Майнора с вдовой выглядит хоть и предсказуемо, но, по крайней мере, логично и с должным накалом страстей, то конфликты вокруг добрейшего шотландского профессора похожи на едва тлеющие угли в камине, которые никто не удосужился как следует раздуть. То академики и издатели ставят палки в колеса, то жёнушка недовольно морщит нос, опечаленная невнимательностью супруга, – в общем, фигура такого масштаба заслуживает явно больших сюжетных коллизий. Ждёшь, что вот-вот пламя наконец разгорится, и мы ещё удивимся, кто из двоих больший безумец, – но нет, персонаж Гибсона продолжает хранить почти олимпийское спокойствие, сдержанность и благообразный вид.

Зато Шон Пенн отрабатывает за двоих – сумасшедшего он играет столь натурально и с таким надрывом, что моментами начинаешь всерьёз опасаться за душевное здоровье актёра. К тому же он ещё и единственный, кто претерпевает на экране не только внутренние, но и серьёзные внешние изменения. Всех остальных персонажей создатели ленты отчего-то забыли состарить, хотя между событиями в начале и конце фильма проходит несколько десятилетий, – будто гримёр уволился на середине ленты, а в производственном аду этого никто и не заметил. Съёмки картины и в самом деле ярче всего можно описать вышеупомянутым жаргонизмом. От покупки Гибсоном прав на экранизацию книги Саймона Винчестера, которая и легла в основу сценария, до собственно реализации прошло полтора с лишним десятилетия. Увенчался же проект судебным разбирательством, по итогам которого режиссер Фархад Сафиния снял своё имя с титров, и теперь создателем фильма значится несуществующий П.Б. Шемран – очевидно, эдакий Джон Доу от Голливуда. Да ещё и хронометраж ленты укоротили на 40 минут. Короче говоря, конфликтов, страстей и драм в производстве ленты оказалось едва ли не больше, чем в самом фильме. Который пусть и получился не таким, каким мог бы стать (а делался он явно с «оскаровскими» амбициями), но являет собой воистину редкий экземпляр: драма на стыке филологии и психиатрии со словами в качестве главных героев. Ведь фильм на самом деле о них – и не только о том, как их собирать и структурировать, а о том, как важно с ними правильно обращаться. Ведь как часто в жизни бывает достаточно просто правильно подобрать слова…

Кирилл Жогин

В кинотеатрах с 25 апреля
Нравится
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 17 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2019. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio