Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Экспертиза / Чтобы помнили: Розовая чикита, 1987
Автор: Сергей ФоменкоДата: 10.04.2018 11:04
Разместил: Игорь Талалаев
Комментарии: (0)
Вспоминаем забытый фильм о том, как младший брат Сильвестра Сталлоне пытался предотвратить сексуальную революцию в одном отдельно взятом городке. А ответы на вечные вопросы: «Зачем?» и «У Слая брат есть, серьёзно?» – в нижеследующем тексте.


РОЗОВАЯ ЧИКИТА (THE PINK CHIQUITAS)
1987, Канада, 83 мин.
Жанр: комедия, фантастика
Режиссёр: Энтони Карри
В ролях: Фрэнк Сталлоне, Джон Хемфилл, Брюс Пайрри, Элизабет Эдвардс

Искушению представить общеизвестную метафору о войне полов – буквально, как войну, неоднократно подвергались самые маститые писатели и режиссёры. Поддался ему и канадский дебютант Энтони Карри, ранее отметившийся лишь парой короткометражных работ. Однако, решив действовать как маститый профессионал и обеспечить будущей ленте успех, Тони решил пригласить в свой фильм одного крутого парня (для остроты сюжета), одно профессионального комика (чтобы не все шутки были ниже пояса) и много-много привлекательных девушек (здесь понятно без комментариев).

В результате, не подкачали только девушки: комика взяли местного, канадского, а вместо крутого парня скудных средств хватило только на… брата крутого парня, которым оказался актёр-музыкант Фрэнк Сталлоне.

Было это в далекие 80-е, когда Канаду захватила волна фильмов категории В, своим рыночным существованием обязанных многочисленным поклонникам канадской актрисы и модели Шеннон Твид – звезде тогдашних эротических триллеров. И было всё стандартно: в один день, а точнее ночь, в маленьком городке Бимсвилл, которым управляли один жуликоватый мэр и один туповатый шериф, случилось два совершенно рядовых события: в окрестном лесу упал загадочный розовый метеорит и приехал, скрываясь от гангстеров, всемирно известный олимпийский чемпион и сыщик Тони Маредо. Подозрительно похожий на брата самого Сильвестра Сталлоне.

А городок Бимсвилл, заметим, был совсем уж провинциальный – здесь не то что о сексуальной революции не слышали, но и на том спасибо, что рабство отменили. Но, едва оба вышеназванных события случились, как все окрестные женщины – красавицы и не только – вдруг стали превращаться в настолько сексуально раскрепощённых амазонок, что от встречи (и от ночи) с ними мужчин в лучшем случае ожидало превращение в зомби. А в худшем – гибель в пламени страсти, ставшем буквальным пламенем.

Разумеется, разрешить такую проблему под силу было только Фрэнку Сталлоне. Барду и брату уже легендарного Рокки, для фильмов которого он некогда писал музыку. Правда, на момент съёмок Фрэнк ещё был занят: играл бармена Эдди, спаивающего в своём баре спившегося писателя в исполнении Микки Рурка (в фильме Барбе Шредера «Пьянь»). Но от участия в халтурке Карри Сталлоне-младший не отказался, потому что с боевыми амазонками – розовыми чикитами (в русском переводе сведёнными почему-то до единственного числа) – даже брату-Сильвестру дел ещё иметь не приходилось.

Остальное было предсказуемо: критика оказалась беспощадной, и в прокате картина провалилась с треском, став для Тони Карри первым и последним полным метром. Один язвительный рецензент даже заметил, что если и есть фильм похуже «Розовой чикиты», то он должен называться «Полное собрание авторских песен Фрэнка Сталлоне в его же бардовском исполнении». Фактически же лента оказалась постмодерном в самом попсовом его исполнении, бравирующим темами сексуальной революции и феминизма, но отсылающим к множеству популярных фильмов – «Ночи живых мертвецов» Ромеро, «Ghost of Dragstrip Hollow» Холуа, но, главным образом, к трэшу «Женщинам-каннибалам в смертельных джунглях авокадо» Дж. Лоутона. А, как известно, пародия на трэш по определению превращается в ещё более страшный трэш.

В главных ролях неплохо себя показала Элизабет Эдвардс, которой удалось ключевое перевоплощение героини Мэри Энн из архиправильной скромницы – под влиянием загадочного звукового излучения метеорита – в сексуально-ненасытную амазонку, чей убийственный пыл может остановить только хлороформ. Пускай второй Шеннон Твид Эдвардс так и не стала, впоследствии снимаясь в сериале «Женаты и с детьми» (предшественнике отечественных «Счастливы вместе» с его приснопамятными Букиными), но «Розовая чикита» дала актрисе возможность показать себя во всей красе.

Роль нечистого на руку мэра Эрни, который озабочен больше собственным переизбранием, чем нашествием амазонок и зомби, исполнил канадский комик Джон Хемфилл. Которого все, кто вырос в 90-е, обязательно вспомнят по сериалу «Странная семейка», в котором Хемфилл играл обаятельного Гарри Муху и режиссёром которого являлся. Однако в «Розовой чиките» весельчака Джо безнадежно мало.

Карри отвел больше кадров младшему Сталлоне, который нещадно пародирует своего брата (но превзойти не может – это ему уже не просто Микки Рурка спаивать!). Хотя, может быть, актёр просто следует воле одного из авторов сценария Ника Ротондо, когда-то писавшего сцены для фильмов с Лоренцо Ламмасом, или моде на псевдокриминальные фильмы Петера Ганна. Катаясь на самом шикарном авто и выполняя головокружительные боевые приёмы против гангстеров, влюбляясь и влюбляя местных красавиц, Сталлоне как настоящий мужчина, практически не трогает женщин. Даже спасаясь от них.

Вместе с тем, очевидно, что даже для подобия успеха всего этого не могло быть достаточно. Из канадского проката «Розовая чикита» в начале 90-х отправилась на экраны европейского, в том числе – российского зрителя, а оттуда уже в окончательное забвение.

Несмотря на всё это, вспомнить картину стоит.

Да, шутки в «Розовой чиките» сегодня (да, вероятно, и на момент проката) вызывают только ироничную улыбку. Пусть даже самодельное устройство из телефонов и чулков, которыми главные герои «спасают» женщин от гипнотизации метеоритом на время врезается память, а слово «чикита» (если уж быть точным с переводом: «чика») напоминает песню рэпера Серёги. Но здесь важно другое: порой плохое кино, выпадающее и из рамок мейнстрима, и даже линий арт-хауса неосознанно говорит о своей эпохе больше, чем того хочет сам режиссёр.

Кино снималось в 80-е, когда сексуальная революция сменилась научно-технической, а последние всполохи неоконсерватизма требовали видеть в сексуальном раскрепощении нечто ужасное. Вероятно, интуитивно режиссёр Карри почувствовал эту тенденцию, в своей ленте превратив сексуальную революцию в сексуальную интервенцию. Причиной восстания женщин становится не осознание ими социального угнетения, а нечто из космоса – метеорит (который чикиты называют «Богиней любви Бетти»), излучающий непонятные звуки (к слову, озвучку осуществляла Эрта Кит, позднее ставшая голосом злодейки Измы в мультфильме «Похождениях императора» Уолта Диснея) и желающий совокупиться и родить детей от самого Сталлоне-Маредо (от кого же ещё?). Эмансипация приходит откуда-то извне, из непонятного мира, пускай ее носителями вполне могут оказаться местные девушки, о чём недвусмысленно говорит слоган картины: «These ladies are out of this world!»

Это страх перед сексуальной свободой, которая осталась непонятна другому, провинциальному Западу, Западу маленьких городков, вроде тех, где происходят все ужасы Стивена Кинга и Бентли Литтла, и которые остаются упёртыми в своем консерватизме. Не случайно подлинным героем фильма оказывается даже не суперсыщик-спортсмен, а местный городской ботаник-метеоролог Клип Бакарди, который пытается осмыслить и объяснить происходящее явление. Однако спасительным для городка всё равно становится другая стихия – наводнение, затапливающее пещеру с метеоритом.

Сам фильм, при всей заявленной теме секса и сексуальности, остаётся предельно невинным во всех ключевых сценах. Амазонки разгуливают в откровенных (но не слишком) нарядах, а мужчины воспламеняются в традиционных позах. Как ни странно, самым притягательной в этом отношении сценой оказывается эпизод, в котором Маредо, спасая Клипа от страшной гибели в объятиях Мэри Энн, усыпляет амазонку хлороформом. Сцена словно бы напоминает о главной стороне популярности многих лент категории В – притягательности сцен насилия, которым подвергаются женщины и его социальном оправдании (сексуальные девушки в подобных лентах нередко выступают в ролях злодеек или просто стерв). Впрочем, даже насилие не может скрыть страх патриархального общества перед наступающим феминизмом в его «розовом» цвете, при котором женщины, получив отказ в равенстве с мужчинами, добиваются превосходства над ними и подчинения. При таких обстоятельствах даже фраза «Сегодня у меня голова болит» (которую в финале Мэри Энн говорит Клипу) звучит от них, как спасительное возвращение традиционного порядка вещей.

Сегодня понятие сексуальной революции оказалось безнадёжно искаженным. Её истинный смысл заключался не во внешней атрибутике, а в исключении секса из товарного обращения во имя логики дарения (заниматься любовью со всеми, чтобы дарить радость, а не чтобы найти себе богатого партнёра). К примеру, свободный обмена хоум-видео молодожёнов Праги в свое время привёл к полному исчезновению там рынка коммерческой эротики, что можно назвать примером подлинной победы революции нравов. В свою очередь, контрреволюция началась с упора на внешнее – откровенные наряды во имя культа успеха. Поэтому для амазонок секс сам по себе становится оружием, напоминая об утраченных идеалах.

Правда, у женского освобождения есть и своя тёмная сторона. Изначально заявленный как пародийная комедия ужасов, «Розовая чикита» содержит один эпизод, который при повторном просмотре и осмыслении может показаться по-настоящему страшным. Среди жителей городка оказывается один обитатель-гомосекусал, который поначалу искренне хочет присоединиться к амазонкам, но которого быстро разоблачают и при попытке к бегству жестоко топят в болоте. Фактически, это напоминание не только о том, что революции не обходятся без жертв, но и что любая группа, претендующая на превосходство (даже посредством революции), нуждается в своём объекте для остракизма и подавления. Освобождение очень легко сменяется новой тиранией.

Таким образом, полузабытый фильм-пародия в обёртке из локально-известных звёзд является интересным срезом культуры 80-х, её представлений и страхов, многие из которых остаются актуальными даже сегодня. Ну а нас – мужской части обитателей редакции «25-го кадра» – и по сей день заставляет с тревогой оглядываться на её самых прекрасных обитательниц. Нет, ну мало ли…

Сергей Фоменко
Нравится
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 66 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2018. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru
Наверх

Работает на Seditio