Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Animaniacs / Ценный мех
Автор: Константин БольшаковДата: 22.04.2012 14:20
Разместил: Константин Большаков
Комментарии: (0)
Я солдат - недоношенный ребенок войны.
5'nizza

Мир сжался до размеров маленького стеклянного зрачка оптического прицела. В этом миниатюрном окошке, открывающем для кого-то вид на дорогу в другой мир, сейчас маячат три «канарейки». Так на языке спецназа здесь именуются заложники. Вокруг жертв с десяток террористов. Под ногами песок, а над головой безжалостно палящее солнце. Вокруг насколько хватает взгляда пустыня. Помощь, если верить электрическому треску микрофона, обязательно придет. Но сколько еще ждать спасительный вертолет? Солдаты могут хоть вечность, на то они и солдаты, но хватит ли выдержки заложникам? Тем более один уже убит при попытке к бегству. Нет, так дальше продолжаться не может, нужно действовать. Действовать, не считаясь с личными потерями. Кажется, мы видели похожий сюжет уже сотню раз. Только в этот раз солдаты американской армии говорят на японском и… здесь нет ни одного человека. Да-да, все персонажи по обе стороны снайперской винтовки – животные. Причем в прямом смысле этого слова.

А началось все, как и водится, в стране восходящего солнца, с манги. В 1998 году в Японии выходит графический трехтомник Мотофуми Кобаяши «Cat Shit One», повествующий о приключениях отряда специального назначения. Действие происходило в воображаемом мире, очень напоминающем нашу действительность с той лишь поправкой, что место homo sapiens на Земле заняли разумные зверушки. Кролики, коты, гориллы, панды, обезьяны. Каждая народность, согласно правилам эзопова языка, получила свой животный символ. Однако, несмотря на казалось бы шуточный настрой, темы в манге поднимались более чем серьезные. Не зря основной линией через все повествование проходит тема Вьетнамской войны. Во многом благодаря этой теме в американском издании роман получил заголовок "Apocalypse Meow", отсылая понятно к какому фильму Фрэнсиса Копполы. И вот, спустя десять с лишним лет, нашлись энтузиасты для переноса военного комикса на телеэкраны.

Современные реалии накладывают свои правила на экранизации. Сегодняшнему зрителю вряд ли будет интересно в очередной раз смотреть вариации на тему Вьетнамской войны. Учитывая, что данное событие в мировой истории до сих пор получает неоднозначные оценки (хотя какие боевые действия получают однозначные оценки?), авторы решили не травить лишний раз американский народ и им сочувствующих, и перевили географические и временные стрелки на Ближний Восток. Поэтому в короткометражке «Cat Shit One» мы наблюдаем за очередной спасительной антитеррористической операцией, которую намного проще представить в правильно-положительном свете. Ведь спасение ни в чем не повинных гражданских - это всегда хорошо и вызывает радушные отклики в массах. Такая вот иллюстрация политкорректности.


Но если оставить за бортом политико-патриотическую шелуху, то пред нами окажутся двадцать минут напряженного действия. Кролики, вооруженные до зубов, штурмуют небольшую верблюжью базу, в надежде вывести оставшихся в живых заложников. Каждая минута – вызов своим способностям, каждый шаг – проверка реакции. Эмоций почти нет, они только мешают. Есть приказы и секундный анализ обстановки, все остальное не важно. Есть цель, которую необходимо выполнить. Выполнить чего бы это тебе не стоило. Не должно быть даже иллюзорного намека на выбор, это порождает ненужные сомнения и вопросы. Лишь одна прямая дорога к славе и доблести. Это война, запекшаяся под палящим пустынным солнцем. Не мировая, но от этого не менее страшная и жестокая. И только в оглохшем от бесконечной перестрелки «здесь и сейчас» метроном сердца громогласно отсчитывает оставшиеся мгновения до появления спасительной «вертушки». За ней вздох свежего, чистого от песка и крови воздуха. И радостный выдох: «Живой. Будем жить».

«Cat Shit One» по полной программе эксплуатирует образы бойцовских «пушистиков». С одной стороны - это достаточно сильная метафора, проводящая между животными и людьми в состоянии военных действий, четкую безапелляционную параллель. Нечто подобное можно наблюдать в графическом романе «Mouse» Арта Шпигельмана. При этом Кобаяши не останавливается на басенных образах. Наоборот, он явственно отдает себе отчет в том, что современный зритель привык к обильным потокам смерти с экранов новостей и страниц утренних газет. А потому в ход идет безотказный прием – смерть обаятельных зверушек. Вообще именно жестокость по отношению к животным, наносит самый сильный удар по нервным окончаниям загрубевших нас. Вспомните закрывающие кадры «Вальса с Баширом». Не смерть сотен людей западает вам в душу. Нет. Самый сильный кадр, заставляющий слезами спрятать окружающую жестокость, связан с мертвой лошадью.

То, что нам показали, безусловно малая часть большой графической работы. Разумеется, отряд «Cat Shit One» в оригинале был более разношерстным и разнонациональным. Будет ли продолжение? Хотелось бы верить. Потенциал истории виден невооруженным глазом, и на литературном первоисточнике можно было бы разыграть серьезную военную драму. Единственное, о чем хотелось бы попросить - снизить градус пафоса. И тогда мы искренне поверим, что за мохнатыми мордашками скрываются настоящие герои.



Нравится
Нет похожих страниц.
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 162 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2024. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Наверх

Работает на Seditio