Рейтинг@Mail.ru
25-й кадр / Статьи / Разделы / Ретро / Три товарища (Three Comrades), 1938
Автор: Ирина ЛукьяноваДата: 23.08.2010 17:25
Разместил: Егор Пичугов
Комментарии: (0)
САМАЯ ТЯЖЕЛАЯ БОЛЕЗНЬ МИРА - МЫШЛЕНИЕ. ОНА НЕ ИЗЛЕЧИМА.




ТРИ ТОВАРИЩА (THREE COMRADES)
Жанр: драма
США, 1938, 100 мин.
Режиссер: Фрэнк Борзаж
В ролях: Роберт Тейлор, Франшо Тоун, Роб-Гай Кибби и др.

В далеком 1937 году голливудская студия Metro-Goldwyn-Mayer, являющаяся ведущей на протяжении 30 лет, предложила сотрудничество американскому писателю Скотту Фитцджеральду. Тому самому человеку, по чьей книге спустя почти 70 пет Дэвид Финчер будет снимать «Загадочную историю Бенджамина Баттона». Но это потом, а тогда перед согласившимся Фитцджеральдом положили рукопись, носящую незамысловатое название. Писателю предстояло адаптировать сценарий для фильма, идеей которого буквально загорелась MGM, спешно купив права на экранизацию по недавно вышедшей книге о людях, брошенных в никуда.

Поспешность студии, стремившейся «иметь звезд больше, чем на небосводе», во многом объяснялась большим читательским интересом, вызванным романом «Три товарища», рассказывающим о страшных годах инфляции и безработицы в Германии 20-х годов. Для американцев, еще не забывших Великую депрессию, данная тема была особенно близка. Учитывая интерес, который должна была привлечь экранизация, дальновидная MGM изначально нацелилась на Шедевр. Писатель Эрих Мария Ремарк, несмотря на уговоры, предпочел остаться в стороне от участия в съемках картины по собственной книге, говоря, что «если автор заботится о собственном здоровье, ему следовало бы до тех пор избегать контакта с кинематографом, пока он не осознает, что ни один кинофильм не в состоянии достоверно выразить суть его романа». Так, в проект был приглашен Фитцджеральд.

К работе над фильмом были привлечены либо знаменитые, либо потенциально многообещающие люди. Режиссерское кресло занял американец Фрэнк Борзаж, на тот момент имеющий два «Оскара» за драмы «Седьмое небо» и «Плохая девчонка». Кандидатура Борзажа отлично подходила MGM. Он много работал, его имя было на слуху. Что касается самого режиссера, специализирующегося на драмах, то он давно ждал работы, могущей принести ему третью статуэтку престижной американской награды.

Между тем, был изрядно переработан сюжет, самым малым изменением которого стало перенесение действия в 1920 год, на 8 лет ранее, чем у Ремарка, что начисто искажало подоплеку событий, происходивших тогда в Германии. Впрочем, атмосфера смутного беспокойства осталась, и фон все тот же: безработица, инфляция, ряды нищих у богатых витрин. Полностью раскрывается и тема личной мести, звучащая к финалу и немаловажная для показываемых событий. В центре истории - трое школьных приятелей, фронтовых друзей и совладельцев авторемонтной мастерской. Их жизнь посреди происходящего хаоса безденежья, стихийных самоубийств, воспоминаний о войне и уличных собраний по-своему размеренна, сколь может называться таковая за постоянными поисками заработка и попытками приспособиться к окружающей действительности, играющей на контрастах.
Поскольку автор книги ставил своей первостепенной задачей отображать достоверные, сложные портреты людей, героев, на широком полотне социального фона, говоря, что его «кредо индивидуалиста - независимость, снисходительность, юмор», для экранизации стало важным подобрать ярких, запоминающихся исполнителей главных ролей.

Луис Б. Майер, человек, основавший MGM, как-то сказал об этом актере: «Роберт Тейлор задуман Господом в единственном экземпляре». Красивый и талантливый, еще на заре своей карьеры Тейлор стал любимцем MGM, вторым Кларком Гейблом своего времени. Он блистал в пору, когда одной из первостепенных задач картин было запечатлевать на пленку вечные человеческие мечты. По многим факторам Тейлор, тогда еще лишь на пути к зениту своей славы,подходил на роль главного героя Роберта Локампа. Точнее, это в книге персонаж носил имя Роберт, в фильме он стал Эрихом, словно бы оставляя полупрозрачный намек на личность самого Эриха Марии Ремарка. При этом первоисточник меньше всего мог бы помочь Тейлору в характеристике собственного персонажа. Дело в том, что в романе рассказ ведется от лица Роберта/Эриха, а позиция автора, способная давать независимую оценку происходящему, отсутствует. События показаны через призму видения Эриха, его суждений, а потому дать характеристику самому Эриху чрезвычайно сложно. В результате Тейлор искусно сваял собственный образ романтичного, немного грустного, очаровательного молодого человека, отличающегося от первоначального мистера Локампа, как легкое, искристое вино от терпкого, с горчинкой кальвадоса.

Преподнес сюрприз Готфрид Ленц в исполнении любимца многих зрителей того времени актера Роберта Янга. Янг даже как-то неожиданно смягчил своего героя, проделав путь от яркой, мятущейся, словно огонь, натуры Ленца, называвшего себя последним романтиком, до милого причудливого парня, впрочем, очаровательного.
Наверное, такое случается нечасто, но единогласное одобрение зрителей и критиков получил Франшо Тоун, представший в образе немногословного и решительного Отто Кестера. До этого, двумя годами ранее, Тоун номинировался на Оскар за роль в знаменитом фильме «Мятеж на Баунти», и вот снова привлек к себе внимание хорошей актерской игрой, в которой не прибегал к экспрессии.

И, наконец, познакомимся с еще одним персонажем, о важности которого говорит факт того, что первая редакция романа была названа «Пат», по имени этой героини. Патриция Хольман играет центральную роль в происходящих событиях. куда врывается легким мотыльком, будто не имеющим отношения к этой самой безнадежной истории на свете. Образ Пат невероятно сложен для исполнения, потому что в нем должно непринужденно сочетаться все самое несочетаемое: смерть, юность, любовь и страх. Их с Эрихом история любви полна счастья, которое, конечно, не будет долговечным. Редко допуская хеппи-энды, нас словно знакомят с подлинным оптимизмом, когда люди теряют, но живут дальше. Пат играла тогда не столь знаменитая, как ее партнеры, но обещающая актриса Маргарет Салливан. Покажется удивительным, однако Салливан справилась, ее положительно отметили критики и полюбили зрители. В итоге - номинация на «Оскар».
Съемки «Трех товарищей» проходили в рекордно короткие сроки: с 4 февраля по 30 марта 1938 года. Премьера состоялась 2 июня в Нью-Йорке. В целом, реакция на вышедший фильм получилась неоднозначной. Те, кто сравнивал с первоисточником, признавали, что лента не вышла ни тонкой, ни глубокой, просто еще одной крепкой мелодрамой. Впрочем, «еще одну мелодраму» номинировали на «Оскар», у зрителей она пользовалась определенным успехом, а рейтинг одной из популярнейших газет «Нью-Йорк тайме» включил картину в десятку лучших за 1938 год.

Стоит предположить, что секрет таких разнящихся оценок в серьезности поднимаемых данной историей тем и некоторых изменений, на которые пошли создатели. Конечно, искусство съемок по книгам не должно заключаться в тщательном воспроизведении всего написанного на экране. Экранизация должна иметь собственные мотивы, загадки и стиль. Но, с другой стороны, любые изменения должны идти лишь во благо. Фильм «Три товарища» либо заменил, либо отказался от некоторых важных, ключевых сцен. Например, жаль, что отказались от эпизода, где Пат впервые оказывается в убогой квартире Эриха, на что тот совершенно не рассчитывал, и ему стыдно и досадно за убогую обстановку, -если бы только можно было одолжить кресла и ковер у фрау Залевски! В условиях ограниченного хронометража у создателей не осталось времени на тонкие намеки и сожаления. И бедность Эриха прямолинейно обыгрывается на примере одолженного костюма, пошедшего по швам в разгар модной вечеринки. А Отто Кестер, безгранично любящий свой гоночный автомобиль, прозванный Карлом-призраком шоссейных дорог, ранее был обречен собственноручно подорвать свой не менее любимый военный самолет... Иногда ловишь себя на мысли, что сквозь сюжет фильма проглядывают законы всех на свете мелодрам. Можно усмехнуться, наверное. А можно увидеть и другое - лиричность, воплощение грез, романтизм.

В любом случае, ничто не мешает созданным образам начать жить собственной жизнь. Вот с мрачной решимостью в ночном безмолвии рыскают Кестер и Эрих, желая одного - отомстить за друга. Вот танцует с отчаянным весельем Пат на празднике среди людей, знающих, что умирают не только от ран, но от безобидной температурной линии, поднимающейся выше и выше. Вот втайне от друзей Кестер продает свой гоночный автомобиль, обрекая себя каждый вечер напряженно вслушиваться в звучащий далеко на улицах мотор Карла - тоскливый вой брошенной собаки.

Ирина Лукьянова
Нравится
Нет похожих страниц.
 
Комментарии:
Пока комментариев нет
Дайджесты
Номера
Вы не вошли на сайт!
Имя:

Пароль:

Запомнить меня?


Присоединяйтесь:
Онлайн: 0 пользователь(ей), 48 гость(ей) :
Внимание! Мы не можем запретить копировать материалы без установки активной гиперссылки на www.25-k.com и указания авторства. Но это останется на вашей совести!

«25-й кадр» © 2009-2021. Почти все права защищены
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Наверх

Работает на Seditio